Окно


     Инга налила чай, положила три ложки сахара и забралась с ногами на диван. Нет ничего лучше, чем быть дома в холодный поздний вечер. В тепле, в защищённом пространстве, в удобной одежде. А на улице кто-то дрожит на остановке или откапывает машину.

Инга поставила чашку на стеклянный столик, потянулась и взяла распечатанные лекции. Завтра читать «Теорию психоанализа» и проводить тренинг по выявлению внутренних страхов. Какие только экземпляры ни приходят на семинары. С виду все здоровые, успешные, а копнёшь… Недолюбленные родителями, с заниженной самооценкой, с перекосами в противоположный пол. Одна клиентка вообще принимает на работу только женщин по имени Маша. Чтобы потом с треском увольнять. А всё потому, что мама в детстве сказала: «Маша лучше тебя танцевала под ёлкой». Нормально? И это самый простой случай. Жаль одну девочку, она в одиннадцать лет третий раз пытается уйти из жизни через окно. И всё оттого, что её инфантильная тридцатилетняя мамаша до сих пор играет и спит с куклами. Нашла себе богатого папика, любителя «сладких девочек», так он до того заигрался, что стал заходить ночью в комнату ребенка.  Девочка сначала молчала, а потом решила выпрыгнуть. Спасли совершенно случайно, но попытки повторяются.

     Инга стала разбирать схематичные примеры для визуальной наглядности. «Оно», «Сверх-Я», «Я-сознание». Любая диагностика заключается в понимании ситуации, осознании личностного значения смысла проблемы, текущего переживания и выявления доминирующих инстинктов. Как правило, страхи проявляются в конфликтах, отрицании, удалении и изоляции. Потом вывод-диагноз.
Рука чертила прямоугольники и исходящие от них стрелки, иногда протягивалась за чаем.
Зазвонил мобильный.
– Алло, добрый вечер.
В трубке рыдали.
– Я…я … я так больше не могу жить. И не хочу. Моя жизнь похожа на страшный сон. И он все время повторяется…
Инга выдохнула и включила профессиональный тембр:
– Прошу вас, успокойтесь. Вы должны найти в себе силы дожить до завтрашнего дня. К сожалению, по телефону помочь я не смогу. Вы можете прийти ко мне в офис завтра вечером, – Инга достала блокнот и ручку. – Ваше имя? Да-да, слышу. В восемнадцать тридцать вас устроит? Стоимость консультации пять тысяч рублей. Хорошо, успокойтесь, все обязательно будет хорошо. Попейте мятный чай.

…Нужно будет в ближайшее время снова попасть в Тибет, восстановить энергию. Когда вокруг сплошные негативные эмоции, оставаться в форме очень непросто. Хорошо, что давно научилась не приносить домой истории болезней клиентов. А некоторым врачам снятся их пациенты. Что бывает похуже кошмаров.
Инга завернулась в махровое полотенце, нанесла ночной крем. Из зеркала смотрела красивая уверенная в себе женщина. Каштановые волосы до плеч, хрупкая фигура и прямой открытый взгляд. Нужно хорошенько выспаться.
В спальной комнате стоял аромат нежных благовоний, постель пахла цветами. Инга сняла полотенце и нырнула под одеяло. Нужно всегда спать обнаженной и не скрещивать руки. Только в этом случае тело отдыхает, и потоки распределяются равномерно. Ещё, всегда с приоткрытым окном, чтобы чистый воздух проникал в спальню. Глаза уже закрывались, как со стороны окна раздался громкий щелчок.

Инга прислушалась. Такое ощущение, что кто-то бросил мелкий камушек в стекло. Наверное, птица. Стало тихо. Глаза опять начали закрываться, как щелчок повторился. Она привстала на кровати. Ещё щелчок. Через секунду ещё. Стало не по себе. Что это может быть? Одиннадцатый этаж из двадцати четырех. Кому придет в голову бросать камни? Может, это кондиционер? Да нет, не то время года. Щелчки повторялись громче, происходящее за окном мешала видеть плотная белая занавеска. Нужно встать, подойти и раздвинуть шторы. Мурашки забегали по телу и стало неприятно жутко. Спокойно. Это всего лишь ветер. Ничего страшного не случится. А может, всё же набрать по телефону соседку? И что сказать? «Привет, у меня кто-то стучится в окно?» Глупости. Психолог со стажем, называется. В этот момент раздался настолько сильный щелчок, что от этого покачнулись даже шторы. Ну, хватит. Не могу уснуть из-за какой-то ерунды.

    Инга решительно подошла к окну, раздвинула двумя руками занавески… и онемела от страха. На неё через стекло в упор смотрели два безжизненных глазных яблока. Сковало ноги. Сморщенное лицо, седые растрепанные волосы, фигура в мешковатой одежде буквально висела между этажами. Существо покачивалось взад-вперед и постукивало кривым серым ногтем по стеклу. Инга машинально задёрнула шторы и выбежала на кухню. Мышцы тела сокращались непроизвольно. Со второго раза удалось накинуть на себя халат и схватить телефон. Срочно, звонить срочно. А кому? Маме, чтобы окончательно довести её до инфаркта? В милицию, чтобы забрали в психушку? Куда звонить в таких случаях? Куда? Себе. Звонят в таких случаях психологам или психотерапевтам. Дожили. Инга подбежала к шкафу, достала газовый баллончик и включила свет во всей квартире. От страха тряслись руки. Нужно закрыть окно. Она набралась мужества и прошла в спальню, аккуратно раздвинула шторы, направила баллон… За окном было пусто. Не сводя глаз со стекла, она одной рукой повернула пластиковую ручку и сдвинула вплотную занавески.

     Нет, показаться «это» не могло. Слишком сильное потрясение. Тем более, никогда психика в мистических трипах замечена не была. Даже в пионерском лагере все страшилки либо смешили, либо убаюкивали.
     Инга выпила капли пустырника и вернулась в спальню. Тихо. Очень тихо. Учащенное дыхание мешало расслабиться, и каждый шорох за окном вызывал тревогу. А вдруг Оно вернется? Сломает окно и начнет меня душить? Инга сняла постельное белье и расстелила на диване в гостиной. Успокоительное начало действовать, но сон пришел только через полтора часа.
     Будильник остался в спальне, и утро началось с ужасного ощущения опоздания. Шесть пропущенных вызовов. Ужас. Позор. Терпеть не могу опозданий и опоздавших, а тут сама… Хорошо, что всегда можно наврать о пробках. Сколько людей их ненавидит, и никто не сказал, спасибо, за спасённую репутацию и рабочее место.
     Из зеркала смотрела усталость. Нужно поскорее забыть нелепое происшествие и собраться с мыслями. Инга быстро привела себя в порядок и выбежала из дома.

Удалось быстро добраться на метро и с улыбкой зайти в офис.
– Дорогие друзья, проходите, занимайте удобные места, мы начинаем. Итак, как полагал З. Фрейд, структура личности состоит из трех инстанций. Первая содержит биологическую наследственность, индивидуальный опыт и потенциал внутренних запретных желаний. Вторая является цензором личности, а третья опирается на реальную ситуацию. Мы часто закрываем глаза на неприятную действительность, стараемся найти оправдание своим неблаговидным поступкам, что нередко приводит к неврозам. Выход из тупика – принять себя со всеми страхами и слабостями, сказать себе, что «это должно было произойти, это нормально», потому что научило нас иначе воспринимать мир…
На этих словах Инга запнулась и вышла из аудитории.
     Какой же бред я несу. Что нормального в произошедшем, например, сегодняшней ночью? Как это можно принять? Столько лет с уверенностью я излагала эту чепуху, и она казалась естественной и правдивой. Но как же я могу убеждать людей сейчас, когда сама себе не верю? Когда меня трясёт и мысли рассыпаются как карточный домик. Нужно скорее вырваться на отдых. Но для начала дожить до окончания дня.
Инга вернулась в аудиторию.
– Дорогие друзья, страх – это всего лишь иллюзии. Это блокировка сознания на когда-то произошедшую ситуацию. Мы боимся открыть дверь, но сделав это, понимаем, что за ней нет ничего ужасного. Это часто останавливает внутренний рост и развитие личности. Нужно учиться быть сильными и взрослыми, только достигнув победы над собой, можно научиться управлять другими людьми. Давайте разберем ситуацию на конкретном примере. Помимо страха потерять близких, страха за семью, мы не будем перечислять естественные для человека фобии, кто чего боится?
– Грозы!
– Собак!
– Высоты!
– Смерти!
– Темноты!
– Хорошо. Давайте остановимся на темноте. Нам с детства казалось, что в ней живут злые чудовища, осьминоги с щупальцами, карлики и скелеты. Мы боялись встать ночью в туалет, пройти по темному коридору и, мучаясь, терпели до последнего. Взрослея, поняли: можно включить свет и победить тёмное царство. Как правило, чем сильнее у человека воображение, тем больше у него страхов. Потому что мы сами себе придумываем нереальное развитие событий и даем энергию негативным маятникам.

Из второго ряда подняла руку пожилая женщина.
– Скажите, а вот я боюсь машин. Что делать с этим? Если я перестану о них думать, они от этого не исчезнут. Они везде, и каждый день я боюсь, что меня собьёт полоумный мажор. Как мне быть в этой ситуации?
– Только работать с собой. Нужно дать себе установку, что ничего плохого с вами не случится. Поверить в другой сценарий и быть внимательнее. Для этого мы сейчас проведем несколько тренировок…
     День пролетел достаточно быстро, удалось развеяться и отогнать от себя дурные мысли. Осталось дождаться последнего клиента и можно идти домой. Дверь кабинета приоткрыла тонкая нервная рука.
– Добрый вечер, – измученный мужчина лет сорока выглядел, как с того света. – Я могу зайти?
– Да, конечно, присаживайтесь.
– Я устал жить. Очень устал. Это какая-то бесконечная пытка. Мне сорок три года, и я больше не могу. Я заблудился. И мне даже не интересно пытаться найти эту дорогу. Дело в том, что как человек верующий я не могу убить себя сам. А чтобы себя заказать – нужны очень большие деньги. У меня таких просто нет.
– Подождите, мы сейчас попробуем разобраться. Вы женаты?
– Был, она умерла три года назад.
– Дети?
– Нет, всё откладывали, а потом не успели.
– Кем вы работаете?
– Я преподаватель в университете.
– Вы пробовали уехать в другой город, начать жизнь заново?
– В том-то и дело, что не хочу. Ни уезжать, ни начинать. Я хочу закончить эту. Может, потом дадут более новую и менее ужасную.
По щекам мужчины катились слезы. Он вытер их клетчатым носовым платком и продолжил:
– Вот вы, для чего вы живёте?
Инга задумалась.
– Я работаю с людьми, помогаю им найти причины их проблем, чтобы их устранить.
– А если причина в жизни, как основной проблеме, вы поможете мне её устранить?
Инга опешила:
– Я не убиваю своих клиентов, но помогу вам переосмыслить отношение к реальности.
– Себе помоги, дура, – обиженно сказал мужчина и вышел из кабинета.
– Да как вы смеете! – Инга вскочила и хотела нажать на кнопку для вызова охраны, но остановилась.

   Ладно, что брать с больных людей. Надеюсь, его желание исполнится при выходе из здания. Свалится давно ожидающий кирпич. А себе давно пора помочь, иначе так и будет мерещиться всякая чертовщина.
Инга собрала бумаги со стола, застегнула сумку и выключила свет.
В метро удалось немного вздремнуть. Возле дома она зашла в цветочный магазин и купила красивый букетик на стол. Живые цветы всегда приносят радость.
На ужин был обезжиренный творог и кефир. Инга включила телевизор и стала переключать каналы. Что смотрят люди! Это какая-то помойка для дегенератов.
Зазвонил мобильный. Наконец-то, вспомнил любимый мужчина.
– Приветик, солнышко! Я вернулся из Праги. Для тебя красивый подарок. Долго думал о нас, мы сделали глупость что расстались. Завтра опять улетаю в Австрию, как вернусь – нужно увидеться и все обсудить. Думаю, пора назначать дату свадьбы.
– Ты серьёзно? – Инга довольно улыбнулась. – В прошлый раз ты сказал, что хочешь жить один. А я не стала настаивать, потому что уважаю твое пространство.
– Я передумал. Глупости всё это. Самое ценное в жизни – это любимый человек. То есть ты. И я хочу, чтобы мы жили вместе.
– Чудесно. Тогда прилетай скорее, – Инга поцеловала мобильный и отключила связь.
     Значит, всё-таки счастье есть. И я его заслужила.
     Она достала штопор, открыла бутылку французского вина и сделала несколько глотков. Замечательный день. Для этих слов стоило дожить до вечера. Сейчас в душ, потом в кровать, а завтра после работы обязательно к косметологу.
     После вина спать захотелось ещё сильнее. В приятном расположении духа Инга укрылась одеялом.
    Всё будет хорошо. Обязательно будет. Инга посмотрела на закрытое окно. Стало неприятно, но она закрыла глаза. Сон пришел быстро.

Среди ночи Инга проснулась от странного ощущения, что на неё кто-то смотрит. Она открыла глаза и чуть не умерла от страха. Окно было открыто и два огромных безжизненных глаза без зрачков смотрели в одну точку. То есть на неё. Седая фигура покачивалась и излучала энергию абсолютного холода и тьмы. Инга больше не могла смотреть, но и закрыть глаза было невозможно. Липкие капли пота катились по позвоночнику, тело трясло крупной дрожью, беспомощные ноги не двигались. Убежать не хватит времени. Она уже видела как существо отрывает ей голову, сделав два прыжка. Инга закрыла глаза и перекрестилась. Больно не стало. Инга открыла глаза. В комнате было пусто. Она выбежала в ванную, закрыла за собой дверь и разревелась. Она плакала в голос, как в детстве. Потом её вырвало. Мысли обрывались, слезы лились градом.

     «Я, я… я так больше не могу жить. И не хочу. Моя жизнь похожа на страшный сон. И он все время повторяется». Вспомнился звонок клиента, и стало невыносимо больно.
     Надо что-то делать. Третьего раза я просто не выдержу. Господи, за что это со мной. Я боюсь, очень боюсь, я готова умереть, но только больше никогда не спать. Мне нужна помощь, только у кого её просить? Она подняла глаза и посмотрела в зеркало. На неё смотрела испуганная старая женщина. Инга закричала и побежала в гостиную. Вещи, нужно собрать вещи и уехать жить к подруге. Свитер, джинсы, косметику и ноутбук.
     Инга собрала сумку и вызвала такси. Получается, что это бегство. Бегство из собственного дома. А если это будет повторяться везде? Независимо от места жительства? Тогда конец. И убегать совсем не выход. До утра осталось три часа. Нужно отменить такси, собрать бумаги на работу и найти в себе силы прожить ещё день.
     Инга позвонила диспетчеру, извинилась и выпила успокоительное.
    Нет, это мой дом. И я буду за него бороться. Сегодня куплю травматический пистолет и застрелю эту гадость. Ещё нужно заехать за церковными свечами, зажечь их на подоконнике. И не спать всю ночь. Буду сидеть с пистолетом и целиться в окно.
     Откуда-то появился прилив сил и уверенности, даже пришел лёгкий восторг от собственной воинственности.
На работе пришлось выпить несколько энергетиков, и из последних сил провести тренинг. После этого Инга отправилась в оружейный магазин. Побольше уверенности. У витрины стоял лысый крепкий парень.
– Молодой человек, мне нужен вот этот восьмизарядный травматический пистолет  Иж-79-9Т.
– Разрешение предъявите.
– Нет разрешения…
– Тогда нет и пушки.
– Я вас очень прошу, у меня нет времени на его получение. И, может, уже не будет, – Инга почувствовала, что глотает слёзы.
– Зачем такая срочность?
– Я… уезжаю. Вечером. Я психолог. Нас направляют в горячую точку оказывать поддержку. Посоветовали для личной безопасности. Могу удостоверение показать.
Инга начала копаться в сумке, содержимое высыпалось на пол. Началась истерика.
–Да успокойтесь вы, дамочка. Решим, – глаза продавца заблестели. Десять тысяч сверху оружия.
– Да он же стоит одиннадцать…
– Десять сверху или ничем не могу вам помочь.
– Хорошо. – Инга достала деньги и протянула их лысому.
   Вечер казался уже нестрашным и представлялся победой над собой. В сумке лежали  пистолет и десять свечей.
 Домой Инга шла уверенно и даже с вызовом. Крепкий кофе, ещё три энергетика и нашатырный спирт.
Электронные часы показывали полночь. Она села на кровати и направила пистолет в окно. Как-то глупо выглядит картина. Наверное, именно так и сходят с ума. Через час глаза стали закрываться. Пришлось протереть виски нашатырем. Не спать. Только не спать. На часах было два часа ночи. Инга протянула руку за холодным кофе, выпила и подняла глаза на окно. Знакомый ужас сжал лопатки. Фигура появилась за секунду и уже в комнате. Седые волосы свисали на лицо, и два безжизненных глаза внимательно следили за движениями. Она выстрелила. Фигура попятилась к окну. Инга подошла ближе и выстрелила ещё несколько раз. Существо оставалось невредимым, но оказалось на подоконнике. Она подошла вплотную. Ещё несколько шагов, и эта тварь уйдет из моей жизни. Вдруг, оказавшись за окном, фигура подняла палец с кривым ногтем и поманила к себе. Инга встала на подоконник и сделала ещё несколько выстрелов. Потом несколько шагов. Мысли оборвались.

Красивая женщина вышла через окно. В другой мир.