Rado

– Как мне надоело  каждый вечер  отвозить тебя в этот стрёмный район! – Янис сжал руль и нажал на газ. – Поближе не могла поселиться, самой жить не страшно?
– Страшно. Но на нестрашный денег нет, – Рита опустила глаза.
Электронные часы на приборной панели показывали 17:17. Она чувствовала, что в следующий раз, когда она захочет посмотреть время, будет 18:18, потом, если забудет, 21:21. И так каждый день. Собственное отношение со временем выработалось рано. Эту особенность она заметила ещё несколько лет назад. На экране ноутбука, на мобильном телефоне, на красном табло плиты. Везде. Цифры повторялись даже в пин-кодах пластиковых карт.
– У меня дел полно, накладные не подписаны, завтра новый товар отгружать. А я тут тебя везу.
– Не вези, – Рита посмотрела на профиль своего парня. – Хочешь, я перееду жить к тебе.
Янис сбавил газ.
– Куда? Ты же видела, у меня ремонт, дом на горе, у тебя машины нет. Ты как будешь в свой универ кататься? На такси каждый день? Жирно будет. Вот встанешь с утра и от бабуси на «Газели». Здесь хоть маршрутки ходят.
– Янис, но так каждый день нам тяжело…
– Вот я про что и говорю. Умотался с тобой совсем, думай, как выбираться, – он протянул руку к коленям Риты и ущипнул. – Почему такие ляжки толстые стали? Поставь свою ногу с моей рядом, у меня худее в два раза.
– Янис, перестань, – Рита отбросила его руку. – Я и так почти ничего не ем, вешу пятьдесят килограмм, не забывай что я тебя ростом выше.
– Не выше, а длиннее. Нашла кого быть выше. Я же Янис Бериборг!
– И что?
– Ничего, а ты Рита Петрова.
– И что с того, что ты латыш? Людей  по поступкам оценивают, а не за звучность фамилии.
– Глупая. Глупая и толстая.
– Я не толстая…
– Толстая говорю. А я нормальный.
–Янис, ты слишком тощий для мужчины тридцати двух. Все кости торчат и свитер висит как на пугале…
–У меня висит? Это же «Armani»!
–  Да хоть «Versace». Ты маленький и костлявый. А мужчина должен быть широкоплечий и накаченный.
– Это тебе кто сказал? Твой бывший жирный хахаль? Да у него же пузо торчит, как у пивной бочки.
– Не придумывай, он спортивного телосложения, а когда человек сидит, у любого появляется складка на животе.
– Но у меня же нет!
– Потому что у тебя одни кости…
– Нет, это потому что ты жирная.
– Ладно, хватит. Лучше скажи, почему ты меня вчера не забрал из поликлиники, как обещал. «Малыш, буду через десять минут, через тридцать», а потом вообще выключил телефон.
– Батарея села.
– Ты мог набрать меня с любого рабочего, номер простой.
– Не мог.
– Почему?
– Потому что я Бериборг.
   Так заканчивался каждый разговор. И любой аргумент был бессмыслен. Рита рассмеялась. То, что изумляло и раздражало многих, ей из-за собственной любви казалось «милыми особенностями».
– Янис, а ты меня любишь?
– Конечно, люблю. Потащился бы я в такую даль, если бы не любил. Вон, высадил бы за первым поворотом, и добирайся, как хочешь.
– Я о более важном.
– Это о чём?
– Через месяц будет ровно два года с первой встречи, пора принимать какое-то решение…
– Решим, решим. Я же великий Бериборг. И тебе скоро повезет с нормальной фамилией. И дети полноценными будут.
– Значит, мы поженимся?
– Конечно! Ты во мне сомневаешься?
Рита не сомневалась. Он хороший. Странный, но хороший. Совместная комфортная поездка в Питер проявила его заботу и романтичный нрав. Красивые прогулки, рестораны и незабываемые ночи.
Наконец, приехали. Янис простился долгим поцелуем и пожелал доброй ночи.
Рита пришла домой, тихо включила свет, чтобы не разбудить бабушку, и долго стояла перед зеркалом, улыбаясь собственному счастливому отражению. Потом сходила в душ, разобрала сумку и сложила нужные на завтра конспекты. Засыпая, Рита посмотрела на старые настенные часы с кукушкой. Внизу спины пробежал холодок. 
     Когда-то в детстве, засыпая в этой кровати, ей казалось, что огромный циферблат – это глаз, который постоянно за ней следит. Даже находясь в комнате днем, она старалась не поднимать взгляда на деревянный корпус с кукушкой и всегда держать ровно спину. Непонятное детское чутьё подсказывало, что её контролируют и потом все расскажут взрослым. Ощущение присутствия этого одноглазого существа отравляло желание бегать и прыгать по комнате, танцевать под музыку, да и просто находиться дома. Много раз, когда никого не было дома, она пыталась их сломать.
Вставала на стул, открывала трясущейся рукой дверцу, гнула стрелки, но они продолжали идти. Только при этом выглядели  ещё ужаснее: отогнутый металл напоминал две железные ресницы, которые, выпирая,  становились ещё ближе. Став взрослее, Рита просила бабушку их выкинуть. Уверяла, что они «плохие». Бабушка звонко смеялась в ответ:
– Да как это часы могут быть хорошими или плохими? Это же не люди тебе…
– Бабушка, клянусь, они живые и смотрят на нас.
– Хватит ерунду говорить, иди учи уроки, время вон уже сколько…
И опять было время. Оно не переставало следить с самого детства. А сейчас, когда включились собственные часы, под названием «пора», стало ещё хуже. Пора было становиться женщиной, пора было встречаться с мальчиком, настала пора выходить замуж. Многие подруги вышли сразу после школы, другие на втором-третьем курсе, и лучшая подруга собирается через месяц. Если бы не массовые примеры, собственное «пора» наступило бы значительно позже. Но вечное назидание старших и угрозы бабули «засидеться в девках» порождали состояние опоздания и неполноценности. Вспомнились слова одного философа: «Рай исчезает тогда, когда включается время». Рита прислушалась. Внутренний будильник уже начал тикать, но ещё не прозвенел. Глаза закрывались.

Утро началось в 7:07, автобус подошел в 8:08, лекции продолжались до 15:15. По окончании она набрала Яниса. В трубке шли длинные гудки, но ответа не было. Она открыла ноутбук и посмотрела рабочий телефон его фирмы. Голос секретаря попросил подождать, а потом неуверенно сообщил, что Янис уехал на несколько дней, а куда – не знает.
Нехорошее предчувствие сжало сердце. Рита отправила сообщение «Малыш, перезвони, как сможешь». Но он не перезвонил. Ни через день, ни через неделю, ни спустя год.
Рита перестала есть, похудела до критического веса, по утрам приходила на пары с заплаканными глазами.  Подруги утешали:
– Да ты кричи «ура», что твой придурок смылся сейчас, а не после свадьбы, оставив тебя с ребенком.
– Девочки, вы не понимаете, у него наверняка что-то случилось. Может, из-за бизнеса проблемы. Но он приедет, я уверена.
– Смешная! Да он никуда и не уезжал, вчера Янка с его района видела, как он в магазине пивом затаривается…
Рита попросила сигарету.
– Вы хотите сказать, что он мне соврал?
– А ты что, Мария Магдалена, чтоб тебе не врали? Наверняка номер поменял и живет своей жизнью.
– Нет, я не верю. Наверняка это был просто похожий на него человек. Янис бы так никогда не поступил.
Удалось забыться сессией, летом съездить во Францию, а по возвращении попасть в новую компанию. Начал ухаживать приятный мужчина. Янис вспоминался всё реже.
Пришла весна и день рождения. Среди сотни чужих звонков с неизвестного номера позвонил знакомый голос:
– Привет, малыш! С днем рождения! Я тут тебе подарок приготовил. Специально по каталогу заказывал заграницу, настоящие «Rado». Женские. Помнишь, ты хотела, как у Ренаты Литвиновой? Их только привезли. Вчера забрал.
– Янис, это ты? Почему ты исчез? Я чуть с ума не сошла тогда…
– Подожди, будь дома. Сейчас приеду – завезу. И все решим. Я же Бериборг, ты забыла?
Рита улыбнулась в трубку.
– Почти. Ты неисправим. Хорошо, жду, но у тебя ровно час.
Янис приехал достаточно быстро. Небритый и весёлый. В машине протянул красивый фирменный футляр.
– Нравятся? Ну, я же говорил что все решим! – он поцеловал её в щёку.
Гладкие черные часы с выпуклым стеклом произвели впечатление. Рита сразу застегнула мягкий ремешок на запястье.
– Янис, я жду объяснений.
– Ну вот, опять, – Янис устало откинулся на сиденье. – Давай не сегодня. Все объясню в другой раз.
– Другого раза может не быть.
– Хорошо. Смотри сама,  – он включил заставку телефона. На экране в чепчике сидел щекастый малыш.
– При чём тут твой телефон? – Рита начала сердиться. – Ты можешь всё  нормально объяснить?
– Это мой сын. Ну, когда мы с тобой встречались, я пару раз заезжал к своей бывшей девушке. Не обижайся, так получалось, она ближе живет. Так она случайно забеременела.
– Случайно?! Ты козёл! Навсегда исчезни из моей жизни!
– Не ругайся, мне пришлось остаться с ней. Я не знал, как тебе объяснить. Думал, пройдет время, будет легче. А я новый коттедж купил…
Рита вышла из машины, изо всех сил хлопнув дверью. Дома легла на кровать, посмотрела на Rado, расстегнула браслет и швырнула в стену. «Надо было ему в лицо», – подумала Рита. Следом в голову пришла фраза подруги: «Никогда не обижайся на мужчину настолько, чтобы вернуть обратно кольцо с бриллиантом». Рита встала с кровати. Взяла в руки часы. Они не разбились. Время шло, невзирая на слёзы.  Пора было приводить себя в порядок, через час встречать в ресторане гостей. Она убрала часы в тумбочку.
Друзья пришли с улыбками и подарками, приятное общение заставило отвлечься.

Под конец вечера, когда все было сказано, кто-то из гостей взял за стойкой свежий журнал и начал читать новости:
«Ограблена квартира вице-спикера Госдумы Людмилы Вески. Злоумышленник взломал дверь и вынес несколько миллионов рублей, ювелирные украшения и часы известных брендов, такие, как «Pattek Philippe», «Rado» и пр. По изображению в камере наблюдения составлен фоторобот преступника…» Рита наклонилась через плечо читающего и посмотрела на страницу с изображением.

На неё смотрел когда-то любимый профиль Яниса.