Официант

 – На чемпионате мира по парикмахерскому искусству рухнули все мои жизненные ориентиры. То, к чему я стремилась долгие годы, совершенствуясь в профессиональной области, оказалось продажной иллюзией, – Кристина поправила чёлку. – Помимо грязных отношений, царило откровенное хамство.  Все места были  «куплены-проданы» руководством одной диаспоры, противостоять и сражаться с которой не было ни материальных, ни моральных сил. Тренер кричала матом, модели от напряжения падали в обморок, а напомнить, что мы занимаемся искусством, не поворачивался язык.

Подруга Даша, затаив дыхание, слушала монолог старшей приятельницы, не решаясь сбивать её эмоциональный настрой.
 – Несмотря на всё, я заняла шестое место в мире. Но такое отношение не могло присниться даже в кошмарном сне. Прямо из Кремля отправилась на вокзал, в запланированную командировку: предстояло читать лекции в Петербурге несколько дней. С каждым часом становилось всё хуже. Наверное, только профессионалы смогут понять, что такое испытать разочарование в своём деле. Годами вкладывать силы и средства, отказывая себе во всём, и вдруг понять, что этот путь усеян только баксами. Оказалось что всё, к чему я шла с горящими глазами и неимоверным трудом, не что иное, как грязное  болото.
     Депрессивное состояние усугубилось в Питере. Я смотрела на тёмную воду Невы, и мне хотелось в ней утопиться. Жуткое отношение к жизни, как к предавшему тебя человеку, не давало просвета. Пыталась отвлечься шопингом. Каждый раз возвращалась в свой номер с большими пакетами, но и это не помогало. Не радовала даже любимая улица Гороховская и канал Грибоедова. Не спасало ничего.
Я решила пойти поужинать, зашла в бар на углу.  В течение двадцати минут ко мне никто не подходил. Ужинать уже расхотелось, всё раздражало вдвойне, наконец появился официант. Я попросила принести водки и томатный сок.
Молодой парень внимательно посмотрел, вдруг наклонился и сказал: «Не грустите, пожалуйста. Оно того не стоит. Я вам честно говорю. Все пройдёт».
Я отмахнулась и попросила оформить заказ быстрее. Официант не уходил. Потом, немного смущаясь, произнёс: «Жаль, что моя смена ещё не закончилась. Мне бы очень хотелось вас проводить».
     Я выпила, расплатилась и вышла из заведения. Есть там не хотелось совершенно, но и возвращаться в номер голодной в состоянии дикой разбитости было ещё хуже.
   Возле отеля был мексиканский ресторан с хорошей кухней и удачным интерьером. Пока ела, вдруг подумала, что как-то грубо обошлась с парнем. Он подошел со всей душой, а я даже не сказала «спасибо». Но возвращаться обратно было уже неприлично. Когда вышла на улицу, увидела, как навстречу, видимо, закончив смену, идет тот самый молодой человек. Он улыбался. С каждым шагом друг к другу покидало напряжение и расправлялись плечи.
 В тот день я была в любимом красном платье. Оно не оставляло шанса мужчинам. Так случилось и в этот раз: он пригласил меня в заведение, уже третье за этот вечер. Мы пообщались, выпили ещё немного. Его звали Максим.
 С ним было очень легко, я снова  начала улыбаться. В состоянии расслабленном и изумлённом, мы вышли на улицу, гуляли в садах, целовались в парках, смотрели на разводные мосты. Он обнимал меня за талию, постепенно возвращая к жизни. Потом я пригласила его к себе в апартаменты.
Ночь любви была шикарной. Своим восхищением, нежностью  и положительными эмоциями он буквально вернул мне силы.  Я проснулась самой желанной и счастливой женщиной, вновь готовой жить. Не покидало ощущение, что этот молоденький бедный официант получил сверху задание меня спасти, вытащить из панического состояния, наверняка не прошедшего бы так быстро.  Не осталось ни телефонов, ни адресов. Мы понимали, что вряд ли увидимся снова.
На следующий день после лекции я сидела в парке на траве под теплым солнцем уже совсем другим человеком. Думала о том, как иногда простые люди влияют на ход жизни, казалось бы, сильных и ярких личностей.
– Супер! – подруга Даша мечтательно вздохнула. – Вот бы увидеть его ещё, хотя бы на минуту…
– Подожди. Дальше было ещё интереснее. В следующий раз, когда было суждено вернуться в Петербург, я зашла в тот бар, где он работал. Была надежда его увидеть. Обслуживали девушки, интерьер остался прежним.
– Он был там? – Дашка хлопнула в ладоши.
– Нет, – Кристина загадочно улыбнулась.  – Я попросила одну из официанток передать для него записку, подумала, что попала не в его смену. Объяснила, что приехала из другого города, и у меня нет возможности ждать и с ним связаться. Она удивилась, и знаешь что ответила? «Девушка, я работаю здесь уже шесть лет, знаю всех сотрудников. Никакого Максима здесь никогда не было».
Тогда я вышла на улицу и посмотрела в небо. Выбросила записку, но передала ему мысленное послание, поцеловав по памяти: «Кем бы ты ни был, я часто тебя вспоминаю. Ты сумел  вернуть меня к жизни».