Сети

– До изобретения интернета и мобильных телефонов семьи были значительно крепче. И неизвестно, насколько важна  ступень прогресса при тысячах разбитых сердец, пострадавших от «Одноклассников», «Контакта» и «Фэйсбука», – Денис развернулся на кожаном кресле и с раздражением захлопнул крышку ноутбука. – Ты только представь сама, насколько раньше было проще: жены не видели любовниц, любовницы не знали, что есть жены и дети, мужчины играли роль порядочных рыцарей, и каждый жил счастливо в собственном мире. А что происходит теперь?

Жёны вступают в переписку с любовницами, мужчины под давлением вскрытых подробностей бросают семьи, и от этого страдают дети. Потому что уже ничего не спрячешь. Даже если не ты, то тебя по неосторожности вломят знакомые. А жить праведно умеют только святые. И опять скандалы, надутые губы и никакой стабильности.

     За окном офиса разгоралось лето, блестели под солнцем зелёные листья деревьев и прохожие в яркой одежде, неторопливо гуляющие в скверах, напоминали, что есть совсем другая жизнь. На столе зазвонил мобильный. Денис посмотрел на дисплей, выключил телефон и злобно запрятал его в карман пиджака.
– Я уверен, что вся эта техника – от дьявола. Он искушает людей новинками рынка, посылает на Землю своих посланников-изобретателей, а потом наблюдает, как растворяясь в сетях, перестают жить нормальной жизнью люди. Ты обращала внимание, что никто из изобретателей после открытий долго не живет? И знаешь почему? Чтобы не чувствовать собственную власть. Она им даётся ненадолго. Но потом их  снова заставляют появиться в другом обличии.
     Денис чертил на листке схематичные стрелки и прямоугольники, понятные только ему. Или это был повод не поднимать глаза.

– Я сам потерял из-за этих сетей три семьи. И мой пример – только тысячная доля таких случаев. С первой женой мы развелись по величайшей глупости. Это было давно – только появились эти «Одноклассники». Было модно размещать фотографии с заграничных курортов. Было время моего первого увлечения  одной девчонкой. В общем, сказал жене, что еду на семинар с коллегами в Египет, а сам взял любовницу, и мы полетели в Испанию. Провели необыкновенно романтичную неделю. Отдохнул от семейной и рабочей обстановки, снова возродились силы. Даже соскучился по жене, накупил детям подарков.
По возвращении специально положил загранпаспорт в задний карман джинсов, кинул в стиральную машинку. Ну, понимаешь, чтобы не светить страну «где не был никогда я». Жена охала-охала, извинялась что не заметила перед стиркой документ, бегала меняла мой паспорт… За рекордные сроки принесла готовый новый.  И все было бы хорошо, если бы я не разместил свои фотографии в этих чертовых «Одноклассниках». Естественно, я там без женщин, примерный семьянин. Подразумевалась чисто мужская компания, и соответственно, снимки делали друзья-коллеги.
Жена стала смотреть страницу, швырнула в меня вазой и расплакалась. Я сначала даже ничего и не понял. Но всё поняла она. С присущим пристально женским вниманием, жена заметила, что на яхте, в моих солнечных очках на протяжении всей поездки  отражалась одна и та же девушка.  С фотоаппаратом, в купальнике, весёлая молодая блондинка. Потом у любовницы хватило ума откомментировать  на моей странице, «как все было хорошо». Между ними началась переписка,  длительная ругань, присваивание собственности. Каждая из них названивала мне по двести раз в день, изводила выяснением отношений, сыпались матерные сообщения. Я попал под реальный обстрел. Но при этом хотел сохранить и ту, и другую. Потом буря утихла, я уже обрадовался. Но в итоге они обменялись телефонами и пошли пить кофе. Сработала женская мировая солидарность. Я не знаю, о чем они говорили, но в результате у меня развод, а они остались подругами, объединившись темой «какой он козёл».
     В кабинет зашла нимфеточная секретарша, принесла документы и, изогнувшись всем телом, нависла над боссом. Денис молча подписал распоряжение и равнодушно отдал бумаги обратно.
– Сделай нам кофе и закрой дверь, – он проводил уставшим взглядом юную леди и продолжил. – Знаешь, я был счастлив, если бы нашел ту кнопку или рычаг, который снесёт все мировые программы и заблокирует этот жуткий интернет. Эту помойку дешёвых связей и мнимости общения. Стало совершенно невозможно разговаривать с людьми.  Встретишься с друзьями в ресторане, вроде все давно не виделись. Хочешь с ними поделиться чем-то важным, а один с айпэдом, другой с ноутбуком, третий что-то написывает в sms, четвертому по мобиле наяривают шесть раз в минуту. И это жизнь? Даже на рыбалку они едут с планшетниками. Вопрос: зачем? Без тебя фэйсбук три дня не выживет? Фотки тёлок пропустишь? Или Путин без твоих комментариев на форуме указ не выпустит?
Люди становятся похожими на обезьян, только вместо бананов у каждого какой-то гаджет. И мне становится страшно, когда думаю, что же будет дальше. Помню, раньше у всех были домашние телефоны, который каждый помнил наизусть. Люди не терялись годами, не меняли сим-карты. Были записные книжки и надежнее мир. Никто не падал в обморок, обнаружив, что в украденном телефоне вся жизнь и тысячи не продублированных номеров. Не писали за рулем sms, в театрах и на концертах не звучали невежливые трели.

С изобретением компьютерной техники стал ниже уровень культуры. Да, в первое время «продвинутыми» считались те, кто быстрее освоил новые ресурсы. Спустя десятилетия, в большем  почете стали те, кто находится дальше от монитора. Они меньше деградируют. Читают книги, уезжают в горы, реже смотрят телевизор и не тонут под чужими никами в форумных болотах.
Они живут реальной жизнью. Мировая паутина засосала их не полностью. И если завтра случится обвал всей электроники, они смогут выжить, не растратив природных навыков. Например, развести в лесу костер и не погибнуть от голода и холода.
Денис достал из пиджака мобильный и включил его для просмотра сообщений. По моим звуковым подсчетам за двадцать минут их пришло не менее десяти.
– После второго развода я удаляю все входящие сообщения. Получилось так, что молодая ревнивая жена иногда просматривала их содержание. А я действительно ее любил. Но как-то случайно, на заправке познакомился с одной девицей. Для разнообразия раз сводил на ужин, и даже ещё ничего не произошло, как она начала засыпать меня горой влюблённо-сексуальных посланий. «Люблю, хочу и представляю…» Ну, что-то успевал стирать, что-то забывал. И в один из дней прихожу домой – а там ни жены, ни вещей, ни грудного ребенка. Только на холодильнике под магнитом записка о том, что ей «всё надоело терпеть и делать вид, что ничего не знает». Для точности телефон этой девицы и номер пластиковой карты для перечисления денег на ребёнка. Я пытался ей позвонить, объяснить ситуацию и попросить вернуться, но она поменяла номер. Видимо, где-то сняла квартиру. Родственники в другом городе, ничего не знают, и больше я её не видел. Только раз в месяц, как робот, отправляю на сына тысячу долларов. И знаю, что он где-то растёт.
Честно говоря, не думал, что ещё остались такие гордые женщины. Думал, ну, поймает-покричит, потом помиримся. А вышло всё иначе. Эта история надолго выбила меня из равновесия. Я взял больничный и ушел в запой. И знаешь, что я сделал в первую очередь? Взял телефон, шарахнул им в стену, а потом с ненавистью топтался по нему ногами, пока от корпуса не осталась только пыль.
Потом разбил компьютер, царапал монитор и плакал от бессилия. Потому что понимал, что без этого дерьма жизнь уже невозможна, но оно превратило мою жизнь в полное дерьмо.
Денис ударил рукой по столу, и на пол, кружась, как осенние листья, полетели листки бумаг. Он остановил мою попытку их собрать, махнул рукой и продолжил монолог.
– Потом прошло время, я стал приходить в себя. Но для себя никого не находил. Друзья зарегистрировали меня на одном сайте знакомств, за меня вели переписку, зная моё скептическое отношение к миру иллюзий. Потом показали пять потенциальных невест, я выбрал из них одну, ту, что внешне понравилась. Они добыли её сотовый и уговаривали сходить на встречу. Помню, месяц оттягивал свидание, но в один вечер стало грустно, и я решил её набрать. Договорились поужинать в одном кафе. Если честно, мне она понравилась сразу. Я даже удивился, насколько это бывает возможным. В разговоре выяснилось, что у неё есть сын, ему шестнадцать лет. Родила рано, выглядит чудесно. Ну, я подумал, что одним ребенком больше, одним меньше, мне уже ничего не страшно. Если будет хорошая семья – почему бы не помочь.
Через неделю она переехала с сыном ко мне и была настоящая идиллия. Милая, женственная, заботливая, отлично готовит, нашли гармонию в постели и общие интересы.
Сын тихий гений, все время за компьютером, его не видно, не слышно. Я пытался его увлечь спортом, охотой, природой, но он вежливо отказывался. Девушки его интересовали, видимо, тоже только в электронном виде. Поэтому перестал к нему лезть с советами и предложениями. В принципе, вопросов и претензий у меня к нему не было. Только, в целом, раздражала эта электронная молодёжь, двинутая на своих программах.

На Новый год купил нам троим путевки в Австрию, но за ужином её сын отказался от поездки. Сказал, что лучше поработает за компьютером. Мы уехали вдвоем. Покатались на лыжах, посмотрели достопримечательности, я специально отключил все телефоны, чтобы не мешали звонки. А по возвращении в Россию, увидел сотни пропущенных вызовов. В том числе и от своего бухгалтера. Перезвонив, выяснилось, что в моей фирме аннулированы банковские счета. Какой-то хакер взломал систему и перевел все деньги.
Сына и вещей дома не было.