Цирк

   В уездном городе N, где в мультимедийный век на центральной улице горят вывески парикмахерской «Молодость», магазинов «Наташа» и «Стильная женщина», деньги решали далеко не всё. Можно было назвать одну-единственную фамилию, чтобы отвернуть или расположить к себе целое сообщество. Сотни жителей, не желая затянуть в свою жизнь проблемы, использовали для краткости ёмкое «Он». А по интонации было понятно, о ком шла речь в текущий момент. Именно в этом небольшом городе произошла большая история, ставшая уроком для многих начинающих предпринимателей.

Для пятилетнего внука молодая бабушка Валя решила привезти цирк на льду. Вот так взяла и решила. Никогда не занимаясь ранее концертной деятельностью и шоу-бизнесом. Хотелось порадовать  маленького Мишутку и заодно заработать.

– Бабушка, а там медведи будут?

– Будут.

– И собаки?

– И собаки.

– И все на коньках?

– И все на коньках. Для тебя.

Цирковое представление предполагало шикарное зрелище с горящим льдом, живностью и акробатами, да только за месяц до праздничного дня в Перми сгорел ночной клуб  «Хромая Лошадь», и по всей стране велась активная противопожарная деятельность. Соответственно, лёд поджигать запретили. Валю это не напугало.

– До выступления два месяца, главное, продать билеты. А там разберемся. Знакомых много.

  К реализации  подключились все родственники: дочь раздавала рекламные листовки на проспекте, мама продавала билеты в кассе «Дома Быта», сыновья ночью заклеивали крупные баннеры напечатанными афишами.

Валя учила жизни соседку.

– Вот ты сидишь, ничего не делаешь, а могла бы давно Киркорова привезти, денег заработать. Здесь простая бухгалтерия: аренда зала, печать полиграфии, реклама по радио и лепи цену какую нужно. Те, кто захотят пойти, пойдут за любые деньги. А дешёвые билеты можно продвигать по школам и через администрации в районы. Вот не хочешь зарабатывать, а под лежачий– не будет стоячий.

Для цирка было согласовано помещение ледового дворца, где приличное число посадочных мест обещало хорошую прибыль. В плане зала рисовались крестики купленных билетов, телефон не умолкал, преподавательницы сельских школ заказывали детям автобусы. Всё шло как нельзя лучше, до выступления оставалась неделя. На мобильный раздался звонок. В трубке звучал женский голос:

– Женщина, это вы «Цирк на льду» привозите?

– Я. Билеты от восьмисот рублей до двух тысяч. Вас какие интересуют?

– Да меня интересует другое. Какого чёрта вас понесло на чужую территорию? Через неделю наша организация привозит «Цирк Ильи Авербуха», и вы нам мешаете. У вас есть время, чтобы отменить представление или заплатить нам проценты.

– Ага. Обязательно. Вместе с прибылью. Я никому ничего не должна  платить. Работаю сама и на себя. А ваша организация мне до одного места.

– Вы хорошо подумали?

– Лучше, чем вы умеете. Всего доброго.

Валя посмотрела на план зала. Продано девяносто процентов. Результаты неплохие. Будут мне всякие нахлебники диктовать условия. С моим стажем работы с предприятиями и людьми пусть лучше приходят за советами, а не процентами.

Из кассы позвонила мама:

– Дочка, плохо мне, приступ сердечный.

– Что случилось?

– Да ничего, ничего, пройдет. Только тяжело сидеть, вызову врача.

По всему городу фирма «Аплодисменты-2005» разместила баннеры с рекламой «Цирка Ильи Авербуха», в кассах началась путаница.

– Два билета в цирк.

– Какой именно? Тут два. Один дорогой, другой с обезьянами дешевле.

– Дешевле, но красивый.

– Выражайтесь яснее. По мне, так они все страшные.

Мама Вали в кассу не возвращалась. Болело сердце, и на душе было тяжело.

– Дочка, ну ты держись если что.

– А что может быть?

– Да разное в жизни бывает. Но у тебя всё получится.

В день представления Валя с утра выпила коньяк. Тревожное чувство сжимало желудок, как перед экзаменом. Посредник из Москвы, обещающий участие в полмиллиона, не брал трубку. Валя поехала в центральную кассу забрать деньги за последние билеты.

– Всего двадцать тысяч рублей. Заберите непроданные назад.

– Как?  – Валя попятилась назад. – Вы же говорили, что билеты продаются?

– Говорили, не говорили… Сейчас не время терять рабочие места. Директор «Аплодисментов» распорядилась: кто продаст хоть один билет – больше с ней не сотрудничает. А это наш хлеб. По пять больших концертов в месяц. Вот одна женщина продала – её до сердечного приступа довели.

Валя закрыла глаза. Бедная мама. Она даже ничего не сказала. По своей неимоверной внутренней силе, не захотела расстраивать.

Время шло неумолимо. Посредник не отвечал. За три часа нужно было найти почти миллион. Иначе позор и крах. Везут детей из школ и сёл, которые радуются и ни в чём не виноваты. Отменить и извиниться? Выйти на сцену самой и сказать: «Дети, организаторы не довезли животных, потому что сами обосрались?» Нет. Так нельзя. Я же после этого умру. И как знакомым в глаза смотреть?

Валя поехала в банк брать кредит. За такой короткий срок сумму не согласовывали, управляющие разводили руками. Валя начала обзвон состоятельных знакомых:

– Элла Иосифовна, спасайте…

– Давид Леонидович, умоляю…

К началу представления благодаря хорошим связям удалось найти большую сумму, но ее все равно не хватало. В зале было неприличное количество свободных мест, артисты не начинали без задатка. Отряд в форме оцепил здание, противопожарные меры соблюдались строго.

Валя махнула стопку коньяка, терять уже было нечего. Выйдя на улицу, она загоняла всех прохожих бесплатно на свободные места. Спустя полчаса набралось несколько десятков желающих.

На сцене вспыхнули разноцветные огни, дети захлопали в ладоши, внук Миша в почетном ряду почти не дышал от восхищения.

– Кто организатор?  – за кулисы зашел начальник охраны.  – У вас огненное шоу в программе. Согласовано?

– Согласовано, – Валю спас друг Олег.  – Документы у директора ледового дворца. Поджигайте лёд.

– Ты что творишь? – Валя наступила ему на ногу. – Нас же арестуют.

– А тебе уже не всё равно? – Олег улыбнулся и протянул Вале остатки коньяка.

Лёд вспыхнул янтарным пламенем, дети завизжали от восторга и достали фотоаппараты.

В антагонизме двух стихий проекторы рисовали различные узоры, согревая ледяное пространство красочной анимацией. Собаки, обезьяны и медведи в коротких юбках, пародируя людей, рассекали по кругу и танцевали в парах. Артисты жонглировали факелами, поднимались под купол и растворялись в лазерном мерцании.

После окончания шоу радостных детей загнали в автобусы. Остался дым и огромный долг. Телефон посредника, по-прежнему, не отвечал.

– Бабушка, мне так понравилось! Ты ещё мишек привезёшь?

– Нет, внучек. Дорого.

Придя домой, Валя выпила горсть успокоительных и легла спать. Завтра нужно оформить кредит, вернуть деньги, взятые взаймы, и попытаться выбить из Москвы хоть часть. Всю ночь снились говорящие крокодилы и горящие львы, а вместо заболевшего акробата Валя в балетной пачке поднималась на канате под купол и читала молитвы.

Утром разбудил звонок:

– Здравствуйте, а вы в цирк билеты продаёте?

– Нет. Идите на...