Белый танец

 

    Любовь не выдержала испытания деньгами. Накопленные недовольства, дискомфорт, собираясь по каплям и деталям, выплеснули чёрные ручьи в когда-то чистые отношения. То, что годами казалось вечным, рухнуло безвозвратно в одночасье. Не спас ни общий ребёнок, ни красные стринги, ни вечерний массаж ног.

   Отстраненность, безучастность и холодное равнодушие. Равно-удушие. Продано! За ничто, за так, за так что ТАК дальше нельзя, а как можно – никто не знает. Восемь лет совместной жизни коту под хвост, а совместные планы – насмешка судьбы. Видите ли, женщина не получает должного, лишена возможности ежедневно ходить с подружками в «Атриум», а по выходным летать в Дубаи. А что кризис в стране, сука такая, она не понимает! «Ну, у других же кризиса нет, и работу они находят, и успевают жён-любовниц и детей одевать-содержать». Так что всё, милый, осядь и не рыпайся. Или учись быть успешным, или проваливай. Женщины не любят проигравших настолько, что даже добивают их презрением дома. Невыносимая лёгкость ХХI века.

А начиналась история достаточно экзотично. Удовлетворяя стремление к необычному, Илья, завидный жених из профессорской семьи с квартирой на Красной площади, женился на мулатке. Классическое желание межрасового секса переросло в свадьбу. Без залёта, а так, по оригинальности. Круто-ярко-темпераментно. Друзья искренне завидовали, ободряюще похлопывали по плечу, глядя на обтянутые белым платьем шоколадные ягодицы невесты. Она белозубо улыбалась и покачивала бёдрами. Не Наоми Кэмпбелл, но модельная дива с вытянутым лицом. Внешность на любителя, с тяжелой нижней челюстью. Брачная неделя прошла как на американских горках. Илья похудел, но глаза горели и дела шли в гору. Любовь дала сильный толчок развитию, и успешный специалист в области газоснабжения за несколько месяцев вырос в начальника отдела. Мулатка Элиана работать не желала, раз в неделю позировала фотографу в эро-стиле, все остальное время лежала на кровати и листала глянцевые журналы.

Илья с восхищением рассматривал фотографии жены, украшал ими стены, иногда даже показывал друзьям. Только в руки не давал – вынимал из внутреннего кармана пиджака и осторожно так показывал. Вдруг начнут беспардонно лапать или, не дай Бог, отсканируют для ночных путешествий в мир запретных фантазий и чужих жён. Фигушки им. Сам буду наслаждаться экзотом. И одевать, и мыть, и раздевать. А захочу – возьму фотоаппарат и буду откровенно снимать. Выгибать, наклонять, кричать и редактировать постановку кадра. Для се-бя од-но-го. Потом, не выдержав напряжения, накинусь под студийным светом и буду наслаждаться тёмным шелком кожи. Кстати, по поводу запаха. Все, кто когда-то пробовал негритянок или мулаток, поймут. Он совсем не такой, как у русских женщин, что для многих является фактором отторжения. Африканские женщины (если не успели пронырнуть в ванну и отпарфюмировать все места) пахнут грецким орехом, а их пот мокрым сеном. Это возбудитель жеребцов и полное безумие. Если, конечно,  преодолеть славянскую брезгливость и благодарно принять природу в любых проявлениях.

С интеллектом было туго, хотя не для того заводили. За восемь лет жизни, помимо журналов с трендами, на прикроватной тумбочке Элианы перманентно лежала одна-единственная книга – «Как соблазнить олигарха». В ней давалась краткая инструкция по охмурению, месту обитания и ключевым признакам данного вида. Описывались определяющие бренды часов, марки машин, костюмов и обуви. Отдельная глава была посвящена «подделкам» и псевдо-люксовым моделям. Чтобы, не приведи Господь, не облажаться, не появиться в приличной компании в майке из «Mango». Чрезвычайная уверенность в себе и желание жить, как минимум, на Рублёвке, не давала ей покоя все эти годы.

   Малыш, а давай устроим мой день рождения на Бали. Пригласим друзей, фотографов, сделаем клипчик, я спою. У Оксанки муж уже диск ей записал. Скоро по всем музыкальным каналам крутить будут. А я что, хуже?

После постельного мурлыканья и сексуальных сеансов Илья готов был на всё. Брал кредиты, устраивал пиршества, одевал, дарил бриллианты, но с каждым разом потребности росли, а отдавать деньги становилось всё труднее.

 Со временем число поездок пришлось срезать, дни рождения справлять дома. Трещина увеличивалась. Каждый вечер демонстративно-грустно опускались чёрные ресницы и от секса болела голова.

     Элиана погрузилась в длительное раздумье и печальное возлежание на кровати. Муж, вроде бы, ничего, но что такое отпуск раз в год с банальными турциями-грециями, в то время как у коллег по модельному цеху покупка туфель сопровождается регулярными Миланами-Парижами. Удар по самолюбию и злейший критерий сравнения отравляли жизнь. Пролёт. Ставка не на ту лошадь. Унизительное «да-а-ай, пожалуйста-а-а…» на (чулки, туфли, платье, купальник, салон…) каждый раз заканчивается плевком в высокую самооценку. «А что, кончилось?», «да я же те только что давал», «неужели ты всё потратила?». Нет, б.дь, съела вместе с мелочью. Ты что, удмурт, думаешь, что маникюра на всю жизнь хватает, а в одних туфлях можно до пенсии ходить? Если у тебя аскетичные взгляды, не мешай жить красиво другим. Или привези себе Машу из колхозу. Сам хотел элитную леди – тогда плати. Не тянешь – покупай в кредит квартиру и топай, не теряй наше молодое время. А если думаешь, что пойду на работу с утра до ночи пахать – опять ошибся. Другой сорт, вид или, как её, популяция. Времена самообеспечения прошли в голодное студенчество. Сейчас пусть работают страшные, феминистки и лесбиянки. А красивые женщины должны быть обеспечены.

     Из холодильника исчезла вкусная домашняя еда, появились консервы и йогурты. Готовить мешала депрессия и вечный страх поправиться. Зато появились бутылки с виски и мартини и удивительное количество подруг, регулярно зовущих «в баню».

Мобильный Элиана брала с собой в туалет и в ванную, открывая воду из крана, часами с кем-то шепталась. Неожиданно стали появляться новые сапожки, кофточки, сумочки, а щедрые подруги оплачивали путевки в Испанию.

Отношения рассыпались на глазах, и дело приблизилось к разводу, но вдруг выяснилось, что Элиана беременна. Илья был искренне рад, даже появилась надежда на перемены к лучшему, на то что жена теперь станет спокойнее и добрее.

Малыш, а где будет учиться наш бэйбик? У Либеровских дочка в Лондоне, у Кандауровых в Америке. Я считаю, что наш ребенок должен получать образование во Франции. Ты согласен?

Илюша был согласен, взял дополнительное направление на разработку, возвращался смертельно уставшим, в выходные летал в командировки.

Но денег больше не становилось. Кредиторы сдулись, вложения отбивались с трудом, а дома рос живот и фантазии.

Иличка, на мне шубка не сходится, нужно новую. И вообще, ты почему стал поздно возвращаться с работы? У тебя появилась другая, да? Ты стал мне мало уделять внимания, я уже забыла, когда ты дарил колечки, и мы ходили в ресторан. Это, наверное, оттого, что я поправилась и тебе со мной стыдно. Кстати, нужно сделать процедуру, препятствующую появлению растяжек, это всего $300, а потом мы с девочками хотели погулять по магазинчикам, присмотреть коляску и купить кремики для тела. Опять потом? Ты, что… ты даже для своего будущего ребенка не хочешь постараться? У Ани муж уже в Израиле нашел лучший роддом для неё, там отличные специалисты и тако-о-ой сервис! А мне придется рожать в этой грязной Москве, и всё потому, что ты меня не любишь…

Элиана закрывалась в своей комнате, где давно спала отдельно и долго думала над будущим.

Интересно, на кого будет похож ребёнок? И какого пола? Если девочка, то всё вери гуд. Внешность, скажем, в наше время можно скорректировать. Достойно выдать замуж, не за такого нищего и бесперспективного как папаша. А вот если мальчик, ситуация гораздо хуже. Сейчас ни одна приличная девушка не станет общаться с молодым человеком, если у него нет хорошей машины, квартиры и состоятельных родителей. Нужно в восемнадцать лет быть, как минимум, на джипе, выгуливать невест по приличным заведениям, дарить цветы, оплачивать коктейли.

    Проще воспитать девочку. И дешевле. Привлекательная внешность, красивая одежда, хорошее бельё – и выбирай того, с кем можно жить безбедно. Только бы не мальчик…

     Илья тоже лежал на диване и думал о том, как выжить. Не потерять работу, отбить вложения и хоть как-то погасить кредиты. От безумного графика и постоянного недосыпа трещала голова и накапливалось раздражение. В начале дела шли неплохо. Но что делать в период окончания фарта? Идти стреляться? Или начать стрелять самому? Может, не стоило жить так смело и уверенно, зная, что время не для роста и развития. И эта кобыла совершенно ничего не понимает. Только дай, дай, и никакой отдачи. Даже никакого понимания и участия в проблемах. Типа я один за всех в ответе. И за всех в пролёте.

В дверь позвонили. Илья вздрогнул. Кого принесло в поздний час? Он осторожно подошёл к двери, приоткрыл щель.

На пороге стояла девушка из службы экспресс-доставки. Илья взял письмо и направился в свою комнату.

Милый, кто это?

Не к тебе, – буркнул Илья и закрыл дверь.

      В письме сообщалось о встрече с важным коммерсантом г-ном Мигульским, о которой он давно просил судьбу и общих знакомых. Завтра в одиннадцать, адрес офиса. Бог всё же есть. От редкого состояния спокойствия Илья забылся счастливым сном.

     Утро началось с позитива: не раздражала жена, он даже поцеловал её перед уходом, выехал за полтора часа с учетом пробок, в машине пел Том Вэйтс.

Мраморный зал, несколько охранников и Илья в кабинете. Руки немного дрожали, но сдержанность взяла своё.

 Добрый день, молодой человек, кожаное кресло развернулось, и Илью просканировали два карих глаза. – Да вы присаживайтесь, чувствуйте себя уверенно.

Илья поймал себя на мысли, что выглядит кроликом, и от этого стал сам себе неприятен.

Мне сказали, что вы испытываете материальные трудности, дела идут неважно, хотя, в наше время это далеко не редкий случай. Но благосклонность именно к вам я проявил, зная, что жена ждёт ребёнка и нужно выйти из ситуации с наименьшими потерями. В этом портфеле, – Мигульский небрежно кивнул на черный кейс, – полмиллиона долларов. Они вполне спасут на некий период ваше положение. Но… Услуга, сами понимаете, не безвозмездная.

    Мигульский закурил сигару и выжидающе посмотрел на Илью.

 Знаете ли,  продолжил он, распаковывая желтый бумажный пакет, В своё время Вашей женой увлекался один мой знакомый, он сейчас в Нью-Йорке. Через два дня у него день рождения и я хотел бы, чтобы Элиана исполнила для него стриптиз, как когда-то.

Перед Ильёй образовался десяток фотографий, на которых тогда ещё абсолютно голая не жена в различных позах упражнялась с шестом. Волна ярости, отвращения и странного возбуждения захлестнула рассудок, Илья попросил воды.

 Да вы так не волнуйтесь, дело прошлых лет, сейчас, как я полагаю, у вас достаточно крепкая семья, и никакая милая шалость не способна её разрушить, Мигульский саркастически улыбнулся. – Разве не так?

Илья закурил. Мысли путались.

 Но… она же беременна…

 Вот именно! И это самое прекрасное! Только представьте, какой контраст невинности внутри и страсти на поверхности! Самое проникновенное и завораживающее ощущение. Банальным стриптизом уже никого не удивишь, а именинник будет счастлив! Только ваша задача убедить жену в том, что это обычное желание, не связанное с моей помощью в бизнесе и … ни слова о деньгах. Решайте. Завтра вечером вы должны дать ответ. Всего несколько часов танца – и полмиллиона долларов ваши. А теперь, простите, вам пора. У меня дела. Да, кстати, чемодан можете взять сейчас.

     На ватных ногах Илья потянулся рукой за кейсом, потом остановился, потом решительно взял и вышел из кабинета. Всё это время два пристальных глаза внимательно следили за движениями. Потом в них промелькнула едва уловимая искра иронии.            Илья шёл к машине с чемоданом, сердце стучало с бешеной скоростью. Дела наладятся. Только осталось убедить Эли. Надо пообещать хороший шопинг, Канары или что там сейчас у них в топе…

     Скажу, что это моё желание. Но как объяснить, кто эти люди. А вдруг она узнает именинника? Ну, можно списать на иронию судьбы. Объясню, что это партнеры по бизнесу. Хотя, конечно, нехорошо. Получается, что я продаю жену и ребёнка за свое материальное спокойствие.

     Илья сел в машину, открыл  чемодан. Полмиллиона долларов в кризис. Это, действительно, помощь Бога. А может, не Бога… Ледяные мурашки забегали по телу, вспомнился взгляд Мигульского, его выражение лица и усмешка. Илья быстро отогнал от себя черные мысли. Это усталость, начинаешь верить во всякую чушь. На дворе XXI век, а мерещатся ереси средневековья.

Бред. Пора домой, уговорю жену и приступлю к работе. Нужно будет расплатиться с долгами, а остальное положить на счёт. Чтобы уже не влезать в подобные истории.

     Илья включил парктроник и похолодел. У его подъезда стояла машина «скорой помощи». Нет, только не это. Только не сейчас. Только не в нашу квартиру. Оставив портфель под задним сиденьем, Илья в несколько прыжков добрался до третьего этажа. Дверь в квартиру была открыта, в коридоре стоял запах лекарств.

Милый, как хорошо, что ты сегодня раньше, Элиана лежала на кровати, врач закончила делать укол. Даже на её темной коже просматривалась некая бледность и усталость. – Я пошла в туалет, живот страшно скрутило, я вызвала врача.

Вы муж? – поинтересовалась женщина в белом халате.

Илья кивнул.

Угроза выкидыша есть, но небольшая. Нужен покой и отдых несколько дней. Постарайтесь какое-то время не доставлять жене постельных неудобств, – строгая женщина застегнула медицинский портфель и важно вышла в коридор.

     Илья закрыл за ней дверь, сел на кровать и опустил голову на руки. Внутри всё тряслось.

   Что же я творю… Любимая женщина чуть не лишилась ребёнка, а я готов был её продать, выставить на общее обозрение богатых жлобов и извращенцев. Урод, последний подонок. Он взял прохладную руку жены и бережно её поцеловал. Она устало погладила его по голове и закрыла глаза.

Какая же она у меня красивая. Никому не отдам, ни за какие деньги. Нужно вернуть Мигульскому чемодан и навсегда забыть об этой ситуации.

Илья вскочил, схватил ключи от машины и начал обуваться.

Малыш, не уходи сейчас. Мне страшно. Я боюсь оставаться одна…

     Илья застыл с ключами. Ладно, отвезу портфель утром. Только нужно забрать его из машины.

 Я возьму документы и вернусь, ровно минута, солнышко, ты даже не успеешь моргнуть.

     Илья достал чемодан, зашел в свою комнату, швырнул его под диван и вернулся к жене.

Спи, моя хорошая, тебе нужно отдохнуть. Завтра всё наладится…

Элиана крепко уснула. Илья прошел на кухню, налил бокал коньяка и выпил его в несколько глотков. Нужно расслабиться, исправить ошибку и все будет лучше.

 Заснуть в эту ночь удалось только под утро. Бессонница заставила выпить целую бутылку.

     Наутро дико трещала голова, Илья нашарил под диваном тапок и наткнулся ногой на тяжелый предмет. Полмиллиона долларов. Может, всё-таки рискнуть с ней поговорить? Если нет – отвезу чемодан прямо сейчас.

    Он прошёл в комнату, Элиана ещё спала, съёжившись под шелковым одеялом. Нужно её укрыть чем-то теплым. Илья открыл шкаф с постельным бельём, нащупал конец одеяла и выдернул его вместе с набитой мешкообразной наволочкой. Там лежало что-то тяжелое. Илья расстегнул и онемел. Крупными купюрами в плотных пачках в ней были утрамбованы доллары. Илья быстро перекидал их на пол. Полтора миллиона. Он подскочил к спящей жене, судорожно стал трясти её за плечи.

Что это такое? Я спрашиваю, откуда деньги?

Эли спросонок посмотрела на мужа непонимающим взглядом.

Какие деньги?

Эти, б..дь! Я спрашиваю, где ты их взяла?!

 А, эти…Элиана потянулась. – Ну, это вчера, пока тебя не было, привез какой-то мужчина и сказал, что если с тобой что-то случится, я могу оставить их себе. Ты же понимаешь, сейчас время тяжелое, может произойти любая история, а мне и нашему малышу нужны гарантии в завтрашнем дне…

Какой ещё мужчина? Ты с ума сошла? Немедленно их верни! – Илья в бешенстве начал топтать их ногами, потом, обессилев, сел на край кровати.

Как он представился?

Имени не помню, ты же знаешь, у меня плохая память на имена. Но вот глаза у него необычные. Такие карие, что не видно, где начинается зрачок и заканчивается радужка…

     Илья подпрыгнул на кровати, схватил свой чемодан и побежал к машине. Подлец, он ещё и к жене моей успел приехать. Значит… Это было раньше, чем он принял меня. Ну всё, этому больше не бывать. Какой бы он не был крутой, морду я ему сейчас разобью. Откинув охранника, Илья быстрым шагом пошел по мраморному коридору к офисной двери Мигульского. Его остановила секретарь.

 Извините, вы не можете сейчас к нему зайти. Он занят.

 Занят?! – заорал Илья. Я ему сейчас покажу кто из нас свободен! – отшвырнув секретаршу, Илья открыл дверь в кабинет.

А-а, так вот вы теперь как вламываетесь в мои апартаменты. Вчера вы вели себя скромнее. – Мигульский опять курил сигару. – Чем обязан раннему визиту?

Вы, вы, подлец! – Илья швырнул чемодан на тяжелый стол. – Вы нарушили нашу договорённость, и в моё отсутствие припёрлись к моей жене, у неё даже давление поднялось, и чуть не случился выкидыш!

Не идеализируйте мои способности, молодой человек. С вашей женой мы встречались три дня назад. И у меня есть даже видео доказательства.

Мигульский протянул айфон с видео Илье и грустно улыбнулся.

Экран дрожал в руке, но даже при этом он увидел знакомый двор и жену в белом пальто. Дальше он уже ничего не смог произнести. Звук был чётким, и каждое слово буквально лишало жизни.

 Я, Элиана В…ва, 1981 года рождения, никого не обвиняю и не подозреваю в смерти моего мужа Ильи В…ва, 1975 года рождения, и обещаю в том случае, если он соберется продать меня и моего ребёнка, навсегда с ним проститься.

 Что… Что всё это значит? Как мне понимать всю эту лажу? Я же вернул вам деньги, не дав ответа!

Это можно понять очень просто. Вы взяли чемодан, значит, дали согласие на использование вашей благоверной супруги. И зная это за несколько дней, в случае вашего положительного решения, она дала согласие на то, чтобы вас убили. Всё по-честному. А то, что вы принесли деньги, даже к лучшему. Они вам всё равно больше не понадобятся,

 – Мигульский рассмеялся.

   В голове раздался взрыв. Но от этого стало легко и спокойно. Тело ослабло, и в бессознательном состоянии Илья слышал музыку, видел прозрачное белое платье жены, которая танцевала у шеста прекрасный танец, иногда поглаживая большой живот.

Живот, в котором, возможно, когда-нибудь, возродится он сам.