Бабочки

     В вечернем городском пространстве, на ветках улиц, иногда прямых, но чаще искривленных, ветер шевелил, наклоняя силуэты, коконы живых тел.
Они передвигались в разных направлениях, и ранняя прохлада серых сумерек делала их похожими друг на друга. Дерево города освещалось многочисленными лампочками, создавая иллюзию светлого пути на короткое время. Коконы имели разную плотность, но одинаковую форму: более крупные вели за руки мелких, мелкие – держались за видимую значительность первых, но были значительно сильнее.

Они ещё не утратили возможность общаться с Солнцем и понимать его ответы, не имели страхов, опыта разочарований, поэтому шаги их были уверенней и стремительней, а улыбки чище и искренней. Они весело смеялись, раскачивая свои маленькие тела на качелях, взлетая почти к самому небу и зажмуриваясь от замирания в животе. Только со временем, подражая своим воспитателям и следуя их постоянным предостережениям, они замыкались, утрачивая естественное для них бесстрашие, и начинали сдерживать первый внутренний голос, так безошибочно им подсказывающий правдивые вещи.

     Стремление взлетать было в крови: у юных – почти бурлящее, до прыжков с любой высоты, поэтому они ходили в вечных синяках, у остепенившихся оно проявлялось в спортивном азарте, в любви смотреть в небо или в воду, отражающую облака.
Придумывая себе задачи, облегчающие движение времени, крупные коконы делали серьёзные лица и поднимали себя раньше рассвета, отправляясь, по их мнению, навстречу важным делам. С годами они сами начинали верить в их значимость и, заигравшись в собственную придуманную игру, переставали радоваться простым вещам.

Большинство коконов подсознательно ощущали нехватку крыльев и внутренне верили в возможность перерождения. Раскачивая маятники своих увлечений и пристрастий, их стержень отодвигал плотную материю ровно настолько, чтобы почувствовать себя свободней остальных, и рождая новую надежду. Их отчаянная радость толкала на полеты с парашютами, компенсируя природную нехватку взлететь самостоятельно. Они научились доверять технике больше чем себе, преодолевая страхи самолетных фобий. Они забирались на высокие горы, разбивая свои коконы, но получая адреналин от экстремальных спусков с упирающихся в небо гор. Временное освобождение от скрученности тел в невесомом пространстве за несколько секунд окрыляло их на годы.

Именно в этом состоянии полёта, вызванного искусственно и длящегося всего мгновение, они были счастливы. Созерцательные коконы «улетали» от собственных проектов, творчества или вспомогательной травы, окрыляющей их тело до состояния невесомости.
     В хрустальный шар, напоминающий по форме и цвету планету Земля, бабочки с другой планеты наблюдали за жизнью милых коконов, понимая, что в их мире невозможно иметь крылья, несмотря на все старания и приложенные усилия.
Земные коконы подсознательно продолжали верить, что простая логика эволюции рано или поздно превратит их в бабочек. Поэтому внутренняя тяга к ангельским крыльям, по-рождественски,  умиляла почти каждого. Но они заблуждались в обратном: бабочками они уже были. И очень хорошо, что они не помнят себя в прошлом воплощении, когда могли летать, чувствуя себя счастливо и безопасно. Потому теперь, на этой планете,  не у всех хватит любви, чтобы заново вернуть себе крылья и снова взлететь. Уже не каждый сможет искреннее поверить в безопасность этого полёта и довериться светлым силам. А если дать возможность одним, обделив других – их просто не простят. Им не дадут жить спокойно, и в итоге все равно оборвут паруса их счастья.
Но больше всего бабочки с другой планеты любили смотреть в голубой шар под вечер, когда начинали засыпать маленькие коконы. Они улыбались, глядя на их маленькие спины сзади, на которых ещё оставались признаки бывших крыльев, в виде сильно выступающих лопаток, которые со временем зарастут оболочкой крепчающих мышц и жира.

С годами их будет видно всё меньше, пока плотный кокон, обволакивая примером чужих жизней, не сравняет их со всеми. Бабочки иногда спускались к ним в детские спальни, охраняя их цветные сны и помогая в них летать. Чтобы сохранить это ощущение и сказать о том, что невозможного не существует. Если кто-то из детей случайно просыпался и успевал их заметить, бабочки просили держать их существование в тайне. И маленькие коконы, ещё не научившиеся предавать своих друзей, о них никому не говорили.

Но каждый из них не сомневался в их реальности, как и маленький мальчик, благодаря которому написана эта история.