Икра

     Он был одним из тех, кого не замечают преподаватели и не уважают однокурсники: девушки за бесцветность и занудство, реальные пацаны – за ботанический тип. Учился он хило, в массовых мероприятиях и попойках тоже замечен не был, в коридоре – всегда один. Через толстые линзы Витёк регулярно повторял перед семинарами конспект, но путался в ответах и ничего у него не получалось. Однажды на физкультуре публично свалился с каната и больше туда не ходил.

– Как дела, скалолаз? – крутой, но туповатый Миша не упускал возможности для глумления. – Стул не высоковат? А то, мож, на полу посидишь. Хотя такой, как ты, и ниже свалишься. Шахтеров перепугаешь, обосрутся от такого чуда.

Потом кто-то Витька побил, основательно и до гипса. Он ходил с подвешенной к шее рукой, а мальчишки искали, простукивая, бриллианты и писали на бинтах черным маркером ёмкие русские слова. Витёк не сопротивлялся и оттого делался ещё неприятней.
Зато, как водится у тихонь, он самым первым на потоке стал папой.
Встретила я его, точнее, он меня спустя пять лет. На перекрестке остановился синий «Porsche», мужчина традиционно предложил подвезти, но в ожидании такси я начала отказываться. Потом он назвал по имени, напомнил курс. Сзади поджимали сигналами другие машины, и я решилась.
 В жизни бы не узнала его сама. Стильный ухоженный парень, прокаченное тело. В машине звучал тяжелый рок. Решили доехать до ближайшей кофейни, поболтать полчаса. Видя, что произвел впечатление, он сам начал рассказ.

– У меня бабушка в Астрахани живет. Знаешь, место рыбное. После того как нам дипломы выдали, я его даже ни разу не открыл. Поехал туда, думал подработать у дядьки. У него там похоронная фирма своя. Приходилось такой гадостью заниматься, но деньги были очень нужны, на четвертом курсе дочка родилась. Забрал жену, она так и не доучилась, поселил с ребёнком у бабушки. По хозяйству помогала, шили подушки разные.

Сам гробы обтягивал и венки возил. Всё равно  денег немного. Потом пришло новое модное веяние – покойников красить. «Крашеных в гроб кладут» – такая пословица у нас появилась. Я стал одним из первых мастеров. Всю жизнь думал: как вы, бабы, это умудряетесь делать? А потом попробовал – ничего сложного. Главное, побольше тонального крема и немного румян для свежести. Потом немного теней и помада. Как минимум, по три косаря за тело. Даже родственники боятся близко подходить, а уж глаза оттягивать или губы – тем более страшно. А мне пофиг, привык, деньги важнее. С молодыми проблем вообще не возникало, если сами умерли. Правда, было несколько трудных ситуаций. Одну после пожара пригоревшую, пришлось долго маскировать, никак прекрасный образ не создавался. Тогда я взял текстурную пасту для холста и сваял новое лицо. Получилось даже лучше, чем было. А вторая утопленница была. Выловили быстро, но внешность пострадала. Я её шприцами обезвоживал, лишнюю жидкость убирал. За такие трудности тройной гонорар платили.

     Кофе никак не шёл. За окном светило солнце, но ледяной комок внутри размножал под рукавами гусиную кожу.
– А тебе они снились? – я представила рабочий день Витька, и всё остальное показалось праздничным.
– Кто?
– Ну, покойницы твои…
– Да брось ты, это же радость, когда бабы умирают. Значит, надо красить, а это дополнительный заработок. Плохо, когда всю неделю одни мужики, да ещё и старые идут. Им ничего не надо. А бабам даже в гробу нужно все: прическу, макияж, приличную одежду.
Официантка недобро на нас посмотрела и забрала меню.
– Ты есть будешь?
– Н-не, попозже.
Как можно было есть в такой момент, понимал один Витёк.
– Девушка, принесите говяжий стейк средней прожарки, картофель фри и греческий салат.

     Я вышла в туалет, включила воду и долго смотрела в зеркало. Нужно будет сделать перманентный татуаж. Нет, не потому что пора, но на всякий случай. Чтобы к лицу такие Витьки не притрагивались. Он же ещё поёт, когда покойникам макияж делает. Может, страх отгоняет? Как во времена войны. Чтобы враг убоялся боевого духа. А поёт, он, насколько помнится, совершенно гнусаво и отвратительно.

Я выключила воду, попыталась улыбнуться и вернулась за стол. Витёк с аппетитом резал стейк.
– Да это только начало. Даже на таком специфическом приработке далеко не уедешь.
Иногда определенный градус наклона головы выдавал в нём узнаваемые черты того коридорного студента, но только на мгновение. Потом лицо становилось снова жестким, начинали ходить желваки, и передо мной снова сидел незнакомый мужчина.
– На идею крупного заработка меня натолкнула одна авария. Приехали на рыбалку москвичи, пили, ели и понтились все лето, а на обратной дороге, едва отъехали, влетели под КамАЗ. Собрать никого не удалось, нужно было транспортировать в столицу закрытые гробы. Я подумал, зачем гонять машину вхолостую? Родственники все равно не увидят, а можно сделать неплохой бизнес. Икры, как ты понимаешь,  в Астрахани валом (москвичи две цены за сто грамм переплачивают). Документы на тела все оформили, по дороге менты не имеют права вскрывать: везём строго для погребения в родную землю. Договорились с водителем, что в Москве купим для родственников такие же, а в эти четыре утрамбовали икру. В столице был браток знакомый, из серьезных, икру в Подмосковье к элитным посёлкам сразу подогнали, за день улетела. Первый раз за шесть часов столько бабла поимел. Поехал сразу на авторынок, машину взял. Не новую, правда, но хорошую. Водитель много не взял, так, на кабаки да девок.

Решили не часто, но раз в несколько месяцев устраивать «семейные» аварии. Чтобы минимум четыре футляра с икрой загонять. Она не так пахнет, как рыба, и в герметичном пластике умещается много. Пошло-поехало, за полгода удалось хорошо на ноги встать. Потом икра надоела. Проснулся интерес и к другим  вещам. Знакомый чечен стал оружие своим московским передавать и штуки разные. Платил очень хорошо. Я купил в Поволжье пекарню, обзавелся парком «Газелей», отправил в Сочи. К морю туристов возить, на всякие водопады и экскурсионные путешествия.

 Дочку с женой собираюсь во Францию отвезти, пусть ребёнок сразу получает достойное образование. Нечего тут ловить, дерьмо сплошное. Можно зарабатывать только на пороках и разврате. Умом и честностью максимум двадцать тысяч в месяц. А любому нормальному мужику нужно семью содержать. Вот расскажи, как и кто из наших одногруппничков чего добился? Женился-развелся, детей настругали, читают в нищете лекции свои с умным видом и ложной гордостью или за копейки батрачат в «крутых» офисных компаниях, где их нагибают целый день и кормят мутными перспективами.

     От его монолога уже кружилась голова, но доля рационализма там содержалась. Действительно, как без высокого и даже среднего старта выйти на достойный уровень жизни? Тем более, если ты мужчина. Им ещё труднее: сейчас любые симпатичные и разборчивые девицы даже в кино не пойдут, если у парня нет нормального автомобиля и фантазий сделаться олигархом. Кормить детей идеями анархизма, коммунизма  и прочей левой романтики, которая ещё возбуждала мозги лет семь назад, уже не получится. Нужны реальные предложения и конкретные действия. Всё остальное вне времени. А значит, и герои вне актуального пространства. Сегодня модно быть успешным. Причём сочетать внешние атрибуты с внутренним содержанием. Желательно обладать красивой деятельной женой, вкладывать средства в обучение детей за границей, с малых лет прививать им хороший вкус к жизни. Или смириться с дешёвым пивом и зассанными подъездами на окраинах. После чего, отрастив живот, и в тридцать выглядя за пятьдесят, обсуждать телевизионные программы и полуголых моделей, ненавидя их за возможные перспективы…
Витёк далеко не образец для подражания, но определённый пример нестандартного мышления и желания вырваться из злобной нищеты. Решили выпить ирландский кофе.

– Ты, кстати, в сети шаришь? Мы собираемся с одним программистом сайт забацать очень актуальный, не похожий на то, чем загажен интернет. Смысл в том, что можно оживить, вплоть до буквальной анатомии и мимики лица, любого человека и с удовольствием его трахнуть. Первую любовь, начальника, актрису, бритни спирс, татушек каких-то… Задать параметры тела, интерьер привычной спальни или берега у лазурного моря и получить сто процентов счастья.
Ты только представь: поругаешься с парнем, загрузишь его в программу, задашь оргию с  десятками трансов и уже на него не сердишься. Или парой геев со склонностью к бдсм.
Это даже не столько буквальная мастурбация на экран, сколько реальное снятие стресса. Безумно влюбленные смогут быть вместе, трогая даже родинки на тех же местах через тысячи километров. Патент уже готов, дело времени. Ты девочка шустрая, быстро сориентируешься, как продвигать и грамотно зарабатывать на проекте.
– Спасибо, Вить. Я подумаю.

Вряд ли, конечно, это понравится моему мужчине. Он будет настаивать на нравственной чистоте и лучше сам даст нужное количество денег. Спасибо ему за возможность сохранять эмоциональный порядок.
Но все-таки чёртики внутри запрыгали. И, по-моему, Витёк это заметил.
– Светка, ты всю жизнь была отчаянной. Твой авантюризм да с моими планами… Я как услышал про некоторые твои выходки, сразу понял – увидимся. Подумай хорошо.
     Он довёз меня до подъезда и помахал рукой. До встречи, Витя. До скорой встречи.