Стеклянный город


-Я вижу тебя насквозь.
-И что?
-И всё…

     В золотых бликах церковных свечей плавились тысячи людских желаний. Они стекали восковыми слезами, трещали и угасали вместе с надеждами быть услышанными. Но каждый день посетители храма покупали свечи снова, отправляя самые разные просьбы  небу.

Одни желали вернуть здоровье, другие – купить машину, третьи просили повышения по службе, четвертые искали любви, пятые и вовсе приходили постоять. И если бы каждый слышал ворох собственных спутанных мыслей, никто бы не удивился тому, почему так редко они доходят до Бога. Даже те обрывки фраз, которые были получены адресатом, нередко теряли силу искренности обращения, как только Он заглядывает под вечер в их дома, квартиры и, что хуже всего, в самые сердца.

     На Белом Собрании, куда допускаются только приближенные к Высшей Силе ангелы, было тихо. Все ждали Младшего ангела, недавно принятого в почётный круг, и испытывали неловкость за его опоздание. Присутствующие перешептывались и качали головами.
– Как же можно…
– Молодой ещё, не достаточно мудрый…
– Поспешили мы его принимать…
– Никакой дисциплины…
Наконец, показался тонкий силуэт кудрявого юноши, он вбежал, занял своё место,  и собрание началось.

На панорамном экране рассматривались самые тяжелые случаи, нуждающиеся в отдельном внимании и вмешательстве Высшей Силы. Перед глазами собравшихся мелькали смонтированные отрывки из жизней людей в самых разных странах, ситуации, выходящие за пределы не только морали, но и всякой логики, интриги и невероятные комбинации, зреющие в головах, казалось бы, простых существ.

Путём голосования на текущую неделю было выбрано сто восемнадцать экстренных случаев, и отложено более миллиона.
Под конец Белого Собрания все ангелы встали.
– Есть ли ко Мне вопросы, на которые Я не ответил? – голос из голубого сияния звучал ровно, но твёрдо.
Ангелы молчали. И в этой тишине чувствовалась некая усталость от множеств своих подопечных, не знающих покоя, и постоянно испытывающих судьбу на прочность. Никто из Старших ангелов не вступил в диалог, уже думая о том, как быстрее окончить встречу и приступить к делам. Но Младший сделал шаг к Богу, прикрыв глаза рукой от яркого света, и осмелился заговорить с Ним впервые.

– Господи всемогущий и милостивый! Мои подопечные теряют святую веру, убеждаясь, что их мысли остаются неуслышанными, а желания и просьбы неисполненными. Они молятся днями и ночами, соблюдают посты, чтут церковные праздники, но их жизни не наполняются благими переменами. Умирают от неизлечимых болезней талантливые музыканты, художники, писатели, ни в чём не повинные дети, в то время, как продолжают жить в здравии убийцы, воры и предатели. Где справедливость воли Твоей? За что одни люди вынуждены всю жизнь страдать, ухаживать за больными и жить не своей, а их жизнью, в то время как другие пускаются во все тяжкие от достатка и скуки? Почему любящие люди так рано теряют друг друга, а ненавидящие живут вместе до конца своих дней? Если это Божья воля, то мне понятно разочарование и отречение большинства Земных детей от веры в Тебя.

Младший ангел призывно посмотрел открытым взглядом в самый центр голубого сияния и замолчал. Представители Белого Собрания испуганно оглядывали друг друга, не решаясь произнести ни звука. Тишина продолжалась ещё несколько секунд, после чего прозвучал ответ.

– Мне понятна твоя печаль, Сын мой. Твоё доброе сердце желает справедливости, но всем помочь невозможно. Ты видишь только результаты, но не смотришь на истинную причину. Многие люди не способны очистить своё сердце от злобы и вражды. Даруя им радость и покой, мы только усугубим их душевное падение. В процессе борьбы за здоровье близких и своих детей они становятся более совершенными и переосмысливают свой путь. К сожалению, для многих это единственный действенный метод.

– Это жестоко! – Младший ангел снова заступился за земных подопечных. – Это же люди, живые люди. С ними нельзя так поступать! И при чём тут дети? Почему они должны отвечать за грехи своих родителей?
– Таков Закон, Сын мой. Всё в мире связано и неразрывно. Скажи мне, что толкнуло тебя начать этот разговор?
Младший ангел опустил голову, потом собрался духом и начал рассказ.
– Сегодня ночью я был в гостях у одного маленького мальчика. Он просил, чтобы его родители перестали пить и избивать друг друга. И ещё он представлял, что на самом деле это не его мама и папа. Что настоящие, любящие и добрые, когда-нибудь его найдут и заберут. Мама будет очень красивой, а папа знаменитым спортсменом. С ним они будут ходить на охоту, рыбалку и защищать маму от всех неприятностей. Мне стало его очень, очень жаль…

– Не стоит его жалеть, Сын мой. Он вырастет прекрасным руководителем, у него будет хорошая семья и трое детей. Это случится благодаря его огромному желанию иметь то, что не было у него в детстве. Случись иначе, он никогда бы не ценил то, что имеет.
– Но это слишком высокая цена за нормальную жизнь! Почему тогда другим всё дается безболезненно?
– Не всё, Сын мой. Не всё. За них отработали предшественники или будут отрабатывать последователи. Таков Закон.
Младший ангел сделал шаг назад.
– Не справедлив он, ваш Закон.
– Что ты предлагаешь, Сын мой? – Бог с удивлением, но спокойствием ждал ответа.

Старшие ангелы посмеивались над юным смельчаком, так дерзко и решительно посмевшим озвучить собственное мнение.
– Я предлагаю исполнить людские желания. Пусть не всего мира, но в отдельно взятом городе. Пусть всё загаданное этой ночью от чистого сердца станет материальным. Пусть люди обретут то, о чём давно мечтали, просили и молились. Прошу Тебя, Господи. Сделай это хоть раз за их жизнь.

В голубом сиянии стала видна улыбка. Бог принимал решение быстро.
– Хорошо, Сын мой. Будь по-твоему. Выбери любой город, в котором сегодня произойдут желаемые перемены. Но помни: Ты несешь ответственность перед тем, что случится. Ровно как и передо Мной, и перед всем Белым Советом, на котором тебе придется держать ответ. Ты согласен?
Младший ангел встал на колени, благодарно скрестив руки, и промолвил:
– Согласен. Спасибо Тебе, Господи, спасибо…
– Не торопись, Сын мой. Предстоит большое испытание.
После Совета Старшие ангелы сторонились Младшего. Но он этого уже не замечал – его радость от дозволенного действа была значительно выше упрёков и чужого опыта. Он выбрал небольшой город своих подопечных с красивой рекой, прекрасными девушками и решительными юношами. Побывал во всех храмах, проник в дома и приготовился к особенной ночи. Но до рассвета ничего не происходило. Младший ангел нервно облетал окрестности, заглядывал в спальни, бродил по улицам, но чуда не случалось. Но с первыми лучами розового солнца он почувствовал что-то особенное. Когда вышли на улицу первые люди, ещё не до конца пробудившись от теплых сновидений, Младший ангел понял, что они стали прозрачными. Полностью сохранив свой облик, прохожие напоминали стеклянные фигуры, и все их скрытое содержание стало доступно каждому. Чем больше отрицательной энергии заключали они в себе, тем темнее были фрагменты их тела. Рассматривая выходящих на работу и спешащих по делам людей, Младший ангел искал совершенно светлых и прозрачных, но потом понял, что таковыми, и то не в полной мере, являются только дети.

Люди не сразу осознали, что с ними произошло. Здороваясь друг с другом на рабочих местах, они вдруг понимали, что на самом деле думает о них в эту секунду человек.
– Добрый день! И где ты взяла эту ужасную кофту…
– Да посмотри на себя – как у тебя совести хватает со мной заговорить, ты же вчера ночевала с моим мужем!
– Шикарная тачка у тебя, приятель. Надеюсь, до первого поворота…
– Какая же дура эта наша новая начальница! Хорошо бы её уволили сразу.
– Рад тебя видеть! Но лучше бы отправить тебя на луну.
– Эх, сейчас бы её прямо на этом рабочем столе…
– Чтоб у него на всех, кроме меня, стоял на пол-шестого…
Видя друг друга насквозь, но не понимая, что при этом их сканируют также, люди бросались друг на друга, напоминая звериное стадо, готовое отомстить чужим за себя и своих близких. И в то же время, своим близким за себя, потому что думали, что о них думают совсем иначе.

Младший ангел сначала закрыл уши, потом глаза и, не выдержав более двух часов, оставил своих подопечных. Долго он бродил за чертой города, после чего взлетел на самую высокую башню и тихо заплакал. Его жгла изнутри неоправданная надежда на счастье для всех. Ему ужасно не хотелось представать перед старейшинами Белого Собрания, и совсем по-другому виделась ночь преображения. Он хотел исполнения заветных и добрых желаний, но Бог не дал ему такой возможности.
-Почему, почему Он так поступил? Я просил совсем о другом. Зачем Он сделал прозрачными всех людей, вместо того, чтобы сделать их счастливыми?
Одержимый чувством новой несправедливости, Младший ангел набрался сил и взлетел в небеса. Не обращая внимания на шутки и комментарии Старших ангелов, с нетерпением ожидающих его возвращения, он прямиком направился к Создателю.
– Ты обманул меня, Господи! – Младший ангел почувствовал, как душу скрутила обида.
– Я просил о другом, но Ты опять сделал по-своему.
На этот раз он почувствовал холод сияния и отчужденность.
– Я уберёг тебя, Сын мой. Не произошло того, что обязательно случилось бы, исполни я твою просьбу до конца.  Осталось в живых более двухсот тысяч человек, которые могли погибнуть в эту ночь от пожеланий своих мнимых друзей и завистливых знакомых. Как бы ты чувствовал себя сегодня, представ перед Белым Советом с таким результатом всего за двадцать четыре часа? Призвание ангелов оберегать людей не только от текущих неприятностей, но и, прежде всего, друг от друга. Сегодня ты убедился, сколько вреда могут причинить улыбающиеся в лицо своими настоящими помыслами. Ты видел сам, насколько мало чистой искренности в их душах, и если дозволить им неуправляемо осуществлять мечты – численность планеты сократится до ста человек. Если, со временем, и они не перейдут в конкурентные отношения.

Но Младший ангел не желал в это верить и не мог дальше слушать. По собственному желанию он  вышел из Белого Совета, вернулся на Землю, чтобы доказать Высшей Силе возможность исполнять мечты. И даже сегодня он бродит по городам, пытаясь найти даже самый маленький, в котором все люди будут  желать друг другу добра, мечтая только о прекрасном. Он искренне желает всем помочь, но ему мешают те, для кого он старается.