Ключи от Сбербанка

   На  крыльце у входа в банк толпились пенсионеры, пошагово пробиваясь вперед, в затёртых пальто и с сумками на тканевых ручках. Поочередно задирая рукава, они сверяли время, поругиваясь на нерадивых работников финансового учреждения, которые уже тридцать минут как не могут открыть дверь. Очередь прибывала, скопление стариков разбавлялось молодыми заспанными лицами мужчин адвокатской наружности.

– Наверное, проверка приехала, ублажают их, – высокая строгая старуха не толкалась, но голосом вечевого колокола вносила спокойствие.
– Видимо, так. Или деньги кончились, – включился мужчина в сером берете. Наблюдая бурную реакцию, поправился. – Но подвезут. Непременно подвезут.

– Как же так можно? – возмущалась сухая женщина в бордовом пальто. – Я с семи утра очередь заняла. Думала пораньше пенсию получить и к внукам поехать. Ни стыда, ни совести у этих банкиров.
– При чём тут банкиры? – мужчина в очках раздражённо отодвинулся от обступивших коллег. – Настоящие банкиры в офисах обслуживания не работают. Наверняка виноваты айти-работники, может быть, система вышла из строя, пытаются восстановить.

– Это как это – вышла система? Значит что, сегодня пенсию вообще не дадут? – крупная бабуля вдруг заголосила тонким голосом.
– Не может быть. Это же начало гражданской войны! – дед поднял вверх клюшку. – Такого мы допустить не сможем!
– Успокойтесь, граждане, наверняка есть серьёзная причина…

Очередь гудела в поисках правды, раскачивая маятник социального протеста.

     Вечером Тамара познакомилась с интересным мужчиной. Будучи в разводе и воспитывая уже вполне взрослого сына, она была не против провести хороший вечер.
За ужином в ресторане собралась мужская компания: Антон познакомил Тому со своими приятелями. Шутили, выпивали. Образовавшаяся пара постепенно придвигалась друг к другу, ловя под столом руки, как бы закрепляя пожатием их желание поскорей остаться вдвоем. Осталось решить вопрос «где». У Томы дома сын, у Антона – целая семья.
Решившись, он вывел покурить уже сильно «подогретого» приятеля Михаила.
– Миш, тут дело такое… У тебя же недалеко квартира, ты сейчас один. Вы посидите ещё с ребятами, а мы с Тамарой на часок у тебя ключ возьмём…
– Нет проблем, братан! – Миша, покачиваясь, хлопнул тяжелой рукой Антона по плечу.
 – Всё решим, – он с трудом, разрывая карман, вытащил связку ключей. – Смотри. Этот ключ от подъезда, – Миша ткнул пальцем в круглый магнит. – Этот от основного замка. Шесть раз повернешь вперед и два назад. Потом вот этим, – Миша сфокусировался на серебристом ключе поменьше, – откроешь нижний, четыре оборота. Как зайдешь, сними с охраны. И всё.
Антон взял связку и благодарно потряс руку.
– Спасибо, друг. Мы недолго.
– Я недавно дверь новую поставил, ну сам понимаешь, сто семьдесят квадратов, хороший ремонт, техники дофига. А народ у нас ушлый, только покажи, кто где живет. Постель чистая – вчера домработница убралась. Наслаждайтесь!
– Благодарю, Михан. Ты выручил.
Приятели вернулись за стол, выпили ещё немного, и Антон стал собираться.
– Нам с Тамарой пора, хотели немного прогуляться. А вам хорошего вечера. На связи.
Тома вежливо попрощалась с новыми знакомыми, которым, впрочем, было уже всё равно; каждый говорил, не слушая, только о своём.

Воздух приобрел дополнительную пряность, желание скорее добраться друг до друга ускоряло шаг.
– Антон, а это удобно? – кокетливо поинтересовалась Тома.
– Удобно, солнышко, удобно. Мишка человек понятливый, дома хороший интерьер, они просидят ещё, минимум, часа два, так что времени у нас предостаточно, – Антон уже чувствовал себя победителем.
Открыв подъездную дверь, он сразу прижал Тому к стенке страстным поцелуем.
– Антон… Давай дойдем до места… Прошу…

Тома выкрутилась из объятий и побежала первой к лифту.
В грузовой кабине поцелуй был более проникновенным, рука Антона искала краешек чулок, контуры белья, и голос накрыла хриплая пена желания.
– Может, останемся здесь? – Антону не терпелось.
– Тихо. – Тома смущенно отстранилась. – Люди могут зайти.
– А могут и не зайти… – Антон снова настойчиво приближался.
Двери открылись, нужный этаж выглядел слишком чистым.
Поочередно подбирая ключи, Антон пытался вспомнить наставления Миши, но мысли окончательно переместились в пах. «Пять вперед, три назад… Нет шесть туда, три обратно… Нет, что-то опять не так. Тьфу, леший. Не мог обычную дверь поставить. Угораздило его накануне все поменять. Шесть вперёд…»

Тома стояла рядом, прислонившись к стене, и снисходительно наблюдала за процессом. Минут через пять посмотрела на часы и нарочито зевнула.
Антон, раскрасневшись от нетерпения, продолжал вращать ключом. Даже притоптывать начал.

– Дай-ка я попробую, – предложила Тома. Через пару минут замок не выдержал женского напора и сдался. Тяжелая дверь раскрылась, ноздри защекотал запах чистого белья и мужского парфюма.
– Надушился, негодяй, перед выходом, – Антон рвал шнурки и ботинки.
– А мне нравится, – зажмурилась Тома. – Все бы мужчины так пахли.
– Но я же пахну лучше? – Антон полез обнимать женщину.
– По-другому, – вежливо ответила Тома и отвернула голову.
Под ногами скользил начищенный паркет, а метраж и открывающееся пространство покоряли Тамару всё больше.
– Пошли в постель, – Антон опять тяжело дышал и закрывал собой перспективу.

– Подожди. Дай осмотреться.
Пока Тома бродила по комнатам, вздыхая, как в музее, мужчина следовал за ней неотступно, пытаясь при любом удобном моменте задрать юбку.
При обзоре четвертой комнаты он расстегнул на себе рубашку и, увидев в пятой кровать, повалил на неё Тамару.

Ему казалось, что он давно не испытывал подобной сумасшедшей страсти. Красивый профиль женщины в полумраке, её прикрытые глаза и открывшийся яркий темперамент буквально сводили с ума. И свели  быстро. Настолько, что как только он почувствовал её изнутри – наступил финал.  Тома открыла глаза и в разочаровании отпрянула.
– Ты что?
– Я – всё.
– А я?
– Тома, ты – прекрасна! Сейчас через десять минут я  буду готов доставить тебе неземное удовольствие.
После душа и нежных поглаживаний, Тома старалась над мужчиной минут сорок, но тонус не возвращался.
– Знаешь, я обычно раза три подряд могу. А иногда пять, – Антон довольно смотрел на голову Тамары. – Это я от тебя разволновался. Наверное, ты меня смущаешь. Хотя, никто ещё не жаловался. Даже устают и молят о пощаде…

Наконец, наступил, хоть и не слишком твёрдый, момент победы. Тома сделала всё возможное и невозможное. Снова oщутив любовника, она закрыла глаза. Минута рая приближалась, пока не зазвонил его мобильный.
– Да, да… Всё хорошо. Буду через пять минут. Я в пробке. Нет, тут образовался затор, из-за мелкого ДТП, скоро-скоро.
Тома презрительно посмотрела и исторгла из себя чужую плоть.
– Мне пора домой, – Антон неловко прыгал на одной ноге, вытрясая из брюк трусы.
– Я поняла, – она начала искать по комнатам фрагменты собственного туалета.
– Не обижайся.
– Ничуть. Я без иллюзий, – но обида начала прожигать дыхание.
– Нужно ключи Мишке отдать, – Антон набрал товарища. – Тома, останься здесь, пожалуйста, он подойдет через десять минут. Потом доедешь на такси. – он положил деньги на тумбочку. – Ты божественна, – чмокнув на прощанье воздух, Антон исчез в дверном проёме.
Тома стала ждать. Побродила по комнатам, нашла в баре початый виски, налила себе немного в стакан. Через полчаса позвонили в дверь.
В стельку пьяный Миша автоматически закрыл за собой на разные обороты замки и, не разуваясь, пошел спать.
Тома застыла с ключами. Потом повесила их на крючок и попробовала сама открыть дверь. Бесполезно. Ещё раз – изнутри замок не поддавался. И как он был устроен – знал только хозяин.
Тома проследовала в спальню. Миша уже храпел в одежде.
Она набрала побольше воздуха и громко произнесла:
– Антон уехал, сказал вас дождаться, откройте мне, пожалуйста, дверь.

В ответ Миша захрапел ещё громче.
– Эй, вы слышите меня, мне пора идти, дверь откройте! – Тома кричала.
Миша храпеть перестал, но глаза не открыл.
Тогда она подошла к мёртвому телу и начала за ногу стаскивать его с кровати. Мужчина не сопротивлялся, но и не вставал. Тома попробовала его перевернуть. Потом выдернуть из-под него одеяло. После получаса напрасных усилий он открыл на секунду глаза, произнес «Спи», отвернулся и захрапел снова.

Спать не было желания и возможности: дома остался сын.
Тома набрала номер Антона, в надежде, что друг хоть как-то повлияет на ситуацию. Но абонент был женат и в это время уже не доступен.
Попытки открыть дверь самостоятельно снова были обречены на провал. Тома зашла в комнату к храпящему Михаилу. Потом снова к двери…
Тома свернулась калачиком на диване в соседней комнате. Глаза закрывались. Завтра утром рано на работу. Вот угораздило так влипнуть.

Очнулась от звонка в дверь. Кто-то пытался зайти с другой стороны. Надежда на спасение воскресла. В дверь настойчиво звонили, но открыть её Тома не смогла. Потом где-то в прихожей завыла сигнализация от Мишиной машины.

С пищащим брелком она снова зашла в комнату хозяина.
– Миша, кто-то вашу машину угоняет.
Сопение прекратилось, Михаил прислушивался.
– Ну и чёрт с ней, – хозяин перевернулся на другой бок.
– Откройте мне дверь!
– Спи… 
Спустя десять минут в дверь снова начали звонить. Потом сработала сигнализация. Потом дверь, потом сигнализация, потом звонки в дверь… И так продолжалось до семи утра. Тома сначала надеялась, потом боялась, а потом незаметно уснула.
Проснулась от холода. Открыв глаза, не сразу осознала, где находится. Часы показывали 9:30, и Тамара с ужасом поняла, что опоздала на работу.  Всё, это конец. Уволят мигом. Сегодня она открывает помещение. Телефон разрядился, экран смотрел темной пустотой.
Из соседней комнаты раздался шорох. Тома встала с дивана и забежала в спальню.
– Быстро откройте дверь!
Миша держался за голову и, увидев Тамару, вскочил.
– Ты кто?
– Я Тамара! Откройте мне дверь, я на работу опоздала!
– Я тебя не знаю, – Михаил испуганно смотрел на злую женщину.
– Я Тома, подруга Антона, ну вчера… Откройте, пожалуйста, дверь….
– Антона знаю, а тебя нет. Ты что тут делаешь?
– Дверь, откройте дверь! – Тома яростно требовала свободы.
– Да сейчас открою… Только не кричи, – Михаил болезненно растирал виски.

Пошатываясь, он побрел в коридор. Тома схватила сумку, готовясь к молниеносному побегу, но как только открылась дверь, из коридора влетела разъяренная женщина и снова захлопнула за собой массивную конструкцию.
– Ах ты, ублюдок! Я так и знала, что ты дома! – она вцепилась в Мишин ворот рубашки.
– Я всю ночь тебе звонила, потом стучала по машине, а он тут с этой шлюхой развлекался! – женщина влепила ему пощёчину и переключилась на Тому.
– А ты, дешёвка, что вылупилась? Захотела богатого мужичка? Да только ты не угадала! Это место уже занято! Я с ним два года встречаюсь! – агрессивная любовница попыталась схватить за волосы Тамару, но та увернулась.
– Катька, успокойся, – Миша начал обретать слова. – Я даже не знаю, кто это.
– Ах, ты не знаешь кто это? Может, ещё скажешь дежурное «между нами ничего не было»?!
– Правда, ничего не было, – Миша похмельно и виновато улыбнулся.
В небритое лицо впечаталась ещё одна пощёчина.
Женщина влетела в спальню. Одеяло валялось на полу, и все признаки бурного ночлега были очевидны.
– А это тогда что? Хочешь сказать, что вы даже не ложились, да? Как всё это называется?
Тома присела на корточки в коридоре. Мало того, что в несвежей одежде, после бессонной ночи, да ещё теперь точно её уволят. Часы показывали десять.
– Что ты тут расселась? Вставай давай! – повелительная Екатерина была великой в ярости.
– Михаил, откройте мне дверь, – Тамара посмотрела на озадаченного мужчину.
– А вы ещё на «ты» не перешли, да, сволочь? – оскорблённая спутница закрыла спиной проход. – Никуда ты не пойдёшь, пока не объяснишь мне, когда и где с ним познакомились. Ты наверняка здесь тоже частая гостья, да?
Тома с мольбой в глазах смотрела на Михаила.
– Да не знаю я её, даже имени не знаю… – он начал открывать замки.
Тут  женщина не выдержала и схватила его за шею. Клубок покатился в комнату.
Тома толкнула дверь, она открылась. Схватив сумку, и захлопнув за собой причину горьких неурядиц, работница банка, не дожидаясь лифта, побежала вниз по ступенькам…

Разросшаяся толпа осаждала здание. Протиснуться сквозь неё было сложно, но после пережитого – вполне реально.
Открывая ключами офис, на негодующие крики Тамара ответила громко, строго и величественно:
– Тихо, кому сказала. Иначе вообще никому денег не выдам.
И очередь уважительно замолчала.